ogniana
Смейся, Абе-Но-Сеймей...
Выход был полностью перекрыт толпящимися призраками. Поздно. Слишком поздно для того, чтобы пророчествовать: «Я так и знала». А так хотелось. Торок сжала зубы от желания раскатисто заматериться и отступила еще на шаг. Рядом, оскалившись, спиной отползал споткнувшийся граф. Слева Аргор уже уперся лопатками в холодную стену. На него напирали сразу трое призраков. Рем, Владимир и Санрайз были дальше всех – они успели отступить к противоположной стене и теперь выстроили бесполезную оборону, медленно но верно сдавая равнодушным к оружию призракам метр за метром.
«Как все же глупо, - молчала Торок, глядя, как ее маленький сверкающий водяной бич беспрепятственно прошел сквозь трех призраков и двумя острыми горбами вздыбил черные камни пола, - глупо, бессмысленно. А ведь я так хотела замок. Не мировое господство, не вечную славу. Только маленький замок, свой дом. И может быть когда-нибудь мужчину, который был бы способен принять меня такой, какая я есть…».
«Чертов Нигматун, - молчал в ответ Аргор, отмахиваясь бесполезным мечом и понимая, что пути к отступлению больше нет. За спиной стена, - Нам часто не везло. И вот это невезение стало последним. Мы столько прошли, и все зря», - вдруг где-то на краю сознания ему померещилась зыбкая женская тень. Все это время он старался не вспоминать о почти забытой боли. Но сейчас она вновь явилась. «Что же она? Зовет меня? Значит ждала. Может быть, мы еще будем…».
«Умереть, конечно, сложно, но можно, - так же молча поддерживал их Малькольм, уворачиваясь от еще одной призрачной руки, - Сила бесполезна, выносливость смешна, а ловкость лишь оттягивает финал. Ну что же вы, Ваша Светлость, ползаете в столетней пыли? Ведь вы можете еще побороться за свою жизнь. За СВОЮ жизнь. Благодарю тебя, Зверь. Как бы ни хотелось снова почувствовать себя всесильным, но вот эти шевелящиеся еще рядом кусочки плоти, которые я привык уже считать если не друзьями, то хорошими напарниками, они еще живы. И я не смогу уйти без них. Как-нибудь в другой раз, Зверь…».

- Кто-нибудь знает хоть одно заклятие против призраков? – заорал Владимир, – Два чертовых мага среди нас, а толку, как от козла молока.
- Некромант среди нас только один. И это не я. – гавкнула в ответ Торок. – А тот, что есть, сейчас занят. – Она бросила взгляд в сторону Аргора и поняла, что была права. Торок взвизгнула от бессильной ярости и с разворота врезала одному из призраков, осаждающих Аргора, ногой в область головы. Бесполезно, естественно. Тяжелый, подкованный железом сапог прошел сквозь прозрачное лицо и с гулом обрушился пяткой на стену. Либо удар был так страшен, либо ярость имени неукротима, но прямоугольный плоский камень под сапогом, точно такой же, как все, окружающие его камни, внезапно дрогнул, хрустнул и с характерным каменным шорохом вдавился внутрь стены.
И в тот же миг вокруг Аргора, упирающегося спиной в стену, очертился темный прямоугольник. Лорд замахал руками, пытаясь удержать равновесие, но так и не удержал. С отчаянным коротким «бл#дь» он рухнул в открывшийся в стене проем.
Призраки отпрянули.

* * *
- В проем!!! Все быстро в проем,- заорала Торок, хватая Малькольма за руку и увлекая к открывшемуся проходу,- Это наш единственный шанс!!!
Граф видимо поняв, что это действительно так, первым последовал за лордом, даже не возмутившись по поводу необходимости в очередной раз скрываться в подземелье. Сразу же за ним скользнул Таирон, рухнувший с потолка когда призраки отпрянули как будто испугавшись скрипа открывающегося прохода. Волшебнику было трудно поверить в бесполезность своих заклятий. Торок заметила, что проход начал закрываться и снова вдавила потайной камень. Призрак скользил вокруг нее, почему-то пока не приближаясь.
- Быстрее недотепы!!!- наемнице видимо не улыбалось ближе познакомиться с кружившими вокруг нее тенями.
Владимир схватил обоих братьев за шкирки и легко оторвав от пола, повторил трюк, опробованный им еще в канализации славного города Кираполис. Братья, увлекаемые воздушным потоком послушным воле наемника, с дикими воплями перескочив шеренгу призраков, влетели точно в темный проход.
Тин задыхалась. Пальцы ногтями разрывали кожу на горле, но все тщетно, призрака как будто не существовало, а горло ей сжимала неведомая сила. Внезапно она почувствовала, как чьи-то сильные руки тянут ее за плечи. С трудом приоткрыв глаза, она увидела перекошенное лицо наемника, частично сливающееся с полупрозрачной фигурой державшего ее привидения. Она хотела закричать, но из сдавленного горла вырвался только едва слышный хрип.
- Спасайся идиот!- раздался сзади хлесткий как удар бича голос Торок,- она обречена… Брось ее!!
- Ну уж нет..- голос Владимира был похож на рык смертельно раненого зверя почуявшего свою смерть.
Губы Тин, побелевшие от недостатка притока крови, снова разошлись выдавливая слова:
- Уходи…. смертный..
- Неееет!!!!,- наемник отпустил эльфу и выхватив меч, принялся рассекать призрака свистящими взмахами. Безрезультатно…
- Сдохнешь ведь вместе с ней,- голос Торок повысился на пару тонов,- прыгай дуралей!
Владимир отбросил бесполезный меч в сторону и ярость окутала его с головой… Ненависть, страх, бессилие, все это рванулось из душе наемника оглушительным полукриком, полувоем. Ярость в нем приняла, казалось материальное обличие, и рвалась наружу разрывая бренную, телесную оболочку. Практически ничего не видя перед собой, он опустил руки к сдавленному горлу Тин и…
…внезапно ощутил под руками холодную, тронутую тлением плоть столетнего мертвеца. Не было времени удивляться чуду, и сдавив тощие костяные запястья, он рванул их в стороны. Призрак добычу не выпустил, но в легкие эльфы влился живительный глоток воздуха. Наемник уперся ногами в каменную стену по сторонам от Тинвэ, и что есть силы потянул на себя.
Привидение, до сих пор делавшее свое черное дело молча, вдруг заверещало тонким, дурным голосом…
На другой стороне коридора, призрак, до этого времени бестолково круживший возле Торок резким движением бросился к ней. Наемница отреагировала на угрозу мгновенно: отпустив камень она эффектным прыжком перелетела через привидение, и остановилась возле медленно закрывающегося прохода.
- Проход закрывается!- крикнула она наемнику, но увидев что он не обращает на нее никакого внимания, зло сплюнула на пол и проговорила уже негромко,- как хочешь… дохните вместе…
Уже скользя вниз по наклонной поверхности, она услышала сверху глухой хлопок закрывающейся потайной двери…

* * *
Дверь захлопнулась, и Торок кубарем вкатилась в просторную освещенную комнату с высокими потолками. Вся она была уставлена стеллажами и книжными шкафами. В трех шагах от двери стояли, замерев и боясь пошевелиться, все спутники Торок. Исключая, естественно, Владимира и Тин, которые остались снаружи не в самом приятном из обществ. Наемница встала и огляделась. А здесь было на что посмотреть. Отряд, казалось, опасался даже дышать. Все уставились вперед, в одну точку. Туда, где у противоположной стены комнаты было сооружено деревянное возвышение. На нем стоял массивный письменный стол со свечами, заваленный необъятных размеров фолиантами, свитками, гусиными перьями и прочими признаками умственной деятельности. Здесь же было высокое кресло, в котором сидел сейчас в абсолютно мирной позе… скелет.
Немало скелетов видели члены отряда за свою жизнь. Но скелет шевелился.
Приходилось путешественникам видеть на своем веку и шевелящихся скелетов. Но скелет не просто шевелился. Он держал в руках перо и, чуть склонившись над бумажным свитком, что-то записывал.
На остове был надет темный халат из бархата и шапочка с кисточкой.
Он написал еще пару слов, положил перо, аккуратно присыпал написанное песком и встряхнул. Затем он поднял голову и, взглянув на «гостей», сказал:
- Нет, ну вы только посмотрите. И ста лет не прошло, как уже явились. – голос его сухой и скрипучий, будто несмазанный, был все же отчетливо слышен.
- И ведь нарочно выбрал место похуже, победнее. Ну чего вы приперлись, господа мои? Ведь даже сиволапым крестьянам известно, что в этих развалинах нет ни черта. Ну? Что встали столбами? Отвечайте.
Малькольм и Аргор, не сговариваясь, изобразили перед скелетом изящных и почтительных молодых людей. Не похоже было, что этот товарищ собирался убивать их прямо сейчас. Надежда всегда умирала последней в душах смертных и бессмертных. Рем с Санрайзом, спохватившись, тоже поклонились. Тайрон кивнул. А Торок осталась стоять, вытаращив глаза. Такого она никогда еще не видела.
- Там снаружи наших спутников убивают. – неожиданно сказала она, не обращая внимания на зашипевшего на нее вампира.
Скелет повернул голову в сторону эльфийки, и она готова была спорить на свой дворец, что он на нее смотрит. По спине забегали противные мурашки. А скелет поднялся со своего кресла, спустился с возвышения и с кряхтением и сухим костяным треском проковылял мимо остолбеневшего отряда к двери. Он опирался на длинный посох и слегка горбился. Наверное, это был очень старый скелет. И очень воспитанный.
Он ткнул посохом в один из камней, и дверь открылась. Из проема послышались хрипы и возня. Скелет прохромал через дверной проем и остановился на пороге, оперевшись на посох и внимательно разглядывая Тин и Владимира, которые были покрыты целым клубком духов.
- А ну, псы цепные! Брысь по местам!! – прокаркал скелет и стукнул посохом по полу, добавляя весомости своему негромкому голосу.
В тот же миг хрипы прекратились. Кто-то судорожно вздохнул, послышались сдавленные женские рыдания.
- Ну вот. И сразу реветь. А не будете без спросу шастать по всяким местам. – скелет, казалось, даже рад был «гостям». – А ну идите-ка сюда, господа мои. Идите-идите. – скелет поманил Владимира и Тин костлявым пальцем.
Через минуту в проеме показался бледный, словно полотно, Владимир с еще более бледной и дрожащей Тин на руках. Скелет снова вернулся на свое место. Дверь закрылась.
- Ну так что, господа мои? Кто из вас самый смелый? Кто расскажет старому герцогу, зачем вы сюда приперлись?
* * *
Признаться, вопрос живого мертвяка поставил всех в тупик. Самым простым вариантом было просто сказать как всё было на самом деле, но говорить так было нельзя ни в коем случае. Обстоятельства появления компании на этих развалинах как раз и были той правдой, что хуже любой лжи - навряд ли скелет-герцог поверит бессвязному лепету о нелепой случайности. А с другой стороны, если мёртвый маг владеет чтением мыслей, то ложь только насторожит его ещё больше.
К счастью, команда подобралась опытная, и никто не стремился лезть вперёд батьки в пекло, сообщая хозяину этих мест свои поистине шокирующие откровения. По скрестившимся на нём взглядам, исполненным надежды, Аргор понял, что и в этот раз ему придётся всех спасти от неминучей беды. Возможно, в иной ситуации, или если бы был лет этак на десяток помоложе, рыцарь и порадовался бы такому вниманию, особенно со стороны красивых девушек, но сейчас юноша прекрасно понимал, какой груз ответственности на этот раз лёг на его плечи. Судьба уже сталкивала молодого лорда с ожившими мертвецами, но во всяком случае тогда как-то обходилось и без учтивого красноречия, которым сейчас предстояло блеснуть перед спятившим герцогом. Аргор замер, тщательно подбирая в уме слова, способные убедить живого мертвяка, если конечно таковые вообще были, остальные же герои замерли в нарочито небрежных позах, приготовившись по первому сигналу дорого продать свою жизнь.
- По правилам хорошего тона гости сначала представляются. - чуточку нетерпеливо напомнил мертвяк, глядя пустыми глазницами в никуда.
- Я лорд Аргор, а это мои спутники. - начал рыцарь, в уме проклиная себя за то, что в последнее время редко посещал всякие званые вечера и как-то подзабыл некоторые детали этикета.
- Их имена меня интересуют не сильно. Спутники и есть спутники, остальное я узнать всегда успею, пока вы будете здесь гостить. - довольно невежливо прервал вступительную часть лич. - Пора переходить и к откровениям.
"Он не собирается оставлять нас в живых." - мелькнуло в голове у Аргора. - "Живых гостей, в отличии от мёртвых, надо кормить. Но чёрт побери, почему этот полудохлый мешок костей так торопится? Ведь как правило характерной чертой любого бессмертного, особенно похоронившего себя в замкнутом пространстве, как раз и является скука."
- Мы спасались от могучего колдуна Нигматуна. - сообщил лорд, видя что дальше тянуть с ответом опасно для жизни, и не только его собственной. Он умудрился нисколько не солгать, рыцари никогда не лгут, они просто не говорят всей правды. - Так уж сложилось, что, сами о том не подозревая, мы перешли ему дорогу.
- Хорошо, допустим. - подозрительно легко согласился скелет. - Тем более проверить это нелегко, на данном этапе. Но причём здесь эти древние развалины?
- Встретившись с волками, мы поняли, что места эти защищены сильной магией. Навряд ли прихвостни Нигматуна рискнут сунуться сюда. - ответил Аргор, и обернулся к товарищам, явно ища поддержки своим словам. Те ответили неуверенными кивками, однако странно - было такое впечатление, что Торок и Владимира, всё ещё держащего Тин на руках, командир выделил особо. Эльфийка и её коллега-наёмник замерли, стараясь не выдать своих эмоций, и одновременно лихорадочно просчитывая ситуацию. То, что лорд не собирается ждать, пока зажившийся на этом свете герцог решит отправить их на тот, это было очевидно, но вот что Аргор предлагает, пока оставалось загадкой. Наверняка что-то нестандартное - Владимир за время путешествия успел убедиться, что лорд обожает ломать штампы, да и Торок читала розыскной лист. И Аргор искренне надеялся, что наёмники, прошедшие через огонь и воду, а кое-кто даже через медные канализационные трубы, поймут его мысль и без всякой телепатии.
- А вот это объяснение откровенно слабовато. - ухмыльнулся скелет своей отнюдь не исполненной очарования улыбкой. По неприкрытой иронии, мелькнувшей в его голосе, все поняли, что если рыцарь не сумеет переломить ход разговора прямо сейчас, жить им осталось очень и очень недолго. Однако ответить Аргор не успел, живой мертвец отвлёкся на более интересное развлечение. Будь он живым, зрачки герцога непременно вылезли бы из орбит, потому что Торок вдруг начала быстро раздеваться, как будто никого кроме неё в комнате не было. Судя по оторопелым лицам невольных зрителей, такое поведение было неожиданным не только для хозяина этих мест, который так и стоял с отвисшей челюстью - вероятно, в последние сто лет девушки нечасто посещали это место. А даже если и посещали, то уж точно не вели себя так раскованно. Эльфийка же не собиралась останавливаться на достигнутом. Оставшись в чём мать родила, она, виляя бёдрами, подошла к озадаченно пускавшему слюни Рему, у которого, даже несмотря на всю опасность ситуации, через штаны недвусмысленно просматривалась реакция на происходящее.
- Люби меня, милый, в последний раз живём. - хрипло прошептала ему на ухо девушка, взъерошив парню волосы и нагло поглядывая на остальных, мол чего уставились.
- Но что же... Но как же... Неужели прямо здесь... - лич откровенно пытался собрать свои мысли в порядок, но получалось у него это откровенно плохо. Поэтому когда Владимир с криком "Хватай, а то убежит" со всей возможной силой кинул в него сидевшую на руках Тин, скелет автоматически дёрнулся в сторону наёмника. Собирался ли он действительно ловить девушку, каким-то чудом приземлившуюся на ноги, или имел какие-то другие планы, об этом никто так и не узнал. Меч Аргора, по максимуму использовавшего полученное мгновенье безнаказанности и не размениваясь на ненужные мелочи вроде дуэли, буквально снёс лича, разрубив костлявое тело почти надвое. Волшебный клинок слабо засветился, высасывая душу поверженного противника, и кости герцога быстро стали превращаться в прах.
- А теперь осталось только надеяться, что орда призраков исчезнет вместе со своим хозяином. - внёс свою долю в бочку дёгтя Санрайз. - И ещё, нам надо как-то выбраться отсюда...

* * *
Тин медленно поднялась на ноги и тут же схватилась ладонью за расцарапанное горло. Она не обратила никакого внимания на раздетую Торок. Эльфы не стесняются обнажённого тела, поскольку не имеют такой огромной тяги к плотским утехам, в отличие от простых смертных. Девчонка мельком оглядела место схватки и нахмурилась: "Святая Варда, ну почему только мне так "везёт"? Надеюсь, что больше ничего не произойдёт." Раздавшиеся из-за стены глухие стоны и какой-то рёв, быстро дали ей понять, что зря она так рано понадеялась. Метнув взгляд на то, что осталось от скелета, Тин широко раскрыла глаза. Скорее всего, лич являлся сдерживающей силой, и как только его не стало, призраки оказались предоставлены сами себе в стенах заброшенного города. Девчонка оскалилась. По её виду, было не трудно определить, что сложившаяся ситуация, очень быстро выводит её из себя. Стоны стали громче, сопровождаясь приближающимся шумом. Значит сейчас отряд точно ждёт погибель, если быстро не найти выход из этого подземелья. Эльфа подняла голову, сильно втягивая в себя прогнивший воздух, будто стараясь надышаться.
- Хозяева не слишком нам рады! Надо убираться отсюда и как можно скорее! - Аргор убрал меч в ножны, который на данный момент был совершенно бесполезен и осмотрев застывший отряд, слегка сжал кулаки. - Ну чего вы встали столбами?!? Ищите выход!!
- Да когда же ты заткнёшься!? - тихое шипение эльфийки, привлекло к ней недоумённые взгляды спутников.
Тин мельком обернулась и рыцарь несколько замешкался с ответом, впервые увидев настолько холодное выражение лица, на фоне которого, ярко выделялся янтарный взгляд, больше напоминавший глаза нападающего зверя. Девчонка быстро отвернулась, скользя ладонями по склизким камням и судорожно вдыхая в себя воздух. Есть! Слабый прохладный ветерок, вырывающийся из щели, столкнулся с слегка дрожащими руками. Эльфа подняла глаза, осматривая стену. Единственное, что находилось на ней, это серебристый подсвечник, который уже давно перестал блестеть от времени. Не раздумывая, она потянула незамысловатый рычаг и со стены посыпалась древняя пыль, открывая узкий проход.
- Предусмотрительная постройка, - Тайрон одобрительно кивнул.
Эльфа метнула короткий взгляд на спутников и юркнула в тёмный коридор. Остальные не заставили себя долго ждать, последовав вслед за ней.
За всё это недолгое время, пока они находились в помещении, Торок успела одеться и теперь подстёгивала впереди бегущего Санрайза.
- Чего ты тащишься? Я не собираюсь здесь подыхать из-за твоей медлительности!! - эльфа оглянулась, яростно сузив глаза.
Узкий коридор стал зелёного цвета от тучи призраков, несущихся за незванными гостями с огромной скоростью, сопровождая свой полёт пронзительным криком. Проход давал возможность бежать лишь по одному, извиваясь словно тело гигантской змеи. Наконец, впереди появились слабые блики солнечного света, освещавшие небольшую овальную площадку. Но лицо эльфы не озарилось улыбкой спасения. Выход был завален, образовав тупик, а яркий свет издевательски лился сверху из большой дыры в потолке. Отряд сбился в своеобразный круг. Рем ошарашено обернулся, ожидая нападения, но этого не произошло. Призраки издавали лишь оглушительные стоны и крики, не смея нарушить границу темноты и дневного света. Мальчишка лихорадочно отступил назад, прижавшись спиной к стене и тут же тихо захрипел, бесцельно пытаясь сбросить с себя десятки прозрачных рук. Малькольм на пару с Санрайзом, с силой рванули его на себя, сумев вовремя освободить от цепких "объятий".
- К стенам никому не подходить!! - Аргор отшвырнул Рема себе за спину и поднял голову наверх. - Чёрт бы всё побрал!! Высоковато будет!
- Ну это небольшая проблема, милорд, - Тайрон развёл руки в стороны, насколько это позволяло пространство и проговорил какое-то заклинание.
Сложив руки на груди, маг затих. Спустя две минуты ожидания, Тин закатила глаза: "Ну и колдун..Да чего взять со смертного?!" Тайрон будто услышав её мысли, поднял на девчонку многозначительный взгляд и в этот же момент вскинул руки. Непонятно откуда взявшийся вихрь, выбросил отряд наверх словно кучу осенних листьев.
Владимир мотнул головой, мутными глазами оглядывая поднимающихся спутников, но обзор перегородила протянутая рука эльфы.
- Безусловно я тебе благодарна, за свою спасённую жизнь, но в долгу оставаться не собираюсь, - тихо проговорила девчонка, помогая наёмнику подняться.
- Не нужно никаких долгов, мне хватит и одного простого "спасибо", - он выдавил из себя слабую улыбку.
- Все живы? - Аргор скупо осмотрел отряд и остановился на Тайроне. - Должен заметить мудрейший, ваша магия была очень кстати, иначе мы бы наверняка обрели вечный покой в этих развалинах.
- Мы бы обрели вечный покой, потому что тебя вечно несёт туда, куда не нужно! - Тин прошипела это с такой злостью, что поразилась самой себе, не дав проронить магу ни слова.
- Прекрати истерику, мы всё ещё живы! Этому радоваться надо! - отрезал юноша, хмуро глянув на эльфу.
- Да мы бы итак были живы, если бы тебя не понесло в эти руины! Ведёшь отряд непонятно как, думая только о себе и о жажде крови своего меча! - девчонка гневно блеснула глазами, стараясь не повышать тон голоса, что выходило довольно неплохо.
- Какая муха тебя укусила?! Чего ты разоралась?!? - Аргор озлобленно прищурился, нервно потирая пальцы.
Рем с Санрайзом удивлённо переглянулись. Малькольм сделал вид, что ничего не слышит и лишь не заметно усмехнулся. Тайрон с некоторым интересом наблюдал за сценой, искоса взглянув на Владимира, который был немного шокирован разговором.
Даже мимолётная искра может разжечь адское пламя. Так случилось и на этот раз. Внутри эльфы, будто что-то взорвалось и она, позабыв о великой эльфийской сдержанности в эмоциях, со всей силы врезала кулаком в челюсть Аргора.
- Эгоист чёртов! Ты же чуть не погиб! - Тин широко распахнула глаза, поняв, только что сказанное ею и отступила назад, но быстро взяла себя в руки, не дав ситуации выйти из-под контроля. - У тебя лезвие меча, вместо мозгов и когда-нибудь, оно окропится твоей же кровью..
Эльфа мельком взглянула на удивлённые лица спутников и устремилась вперёд, судорожно потирая ладонью ноющую шею.

* * *
Они стояли на окраине развалин. Впереди был лес.
- Предлагаю всем заткнуться и идти дальше, – Торок не успела надеть карсет и теперь старалась на ходу приладить его. - Черт! и лошади мои остались там.
Даже через боевую перчатку Аргор начал чувствовать замогильный холод рукояти меча.
- Убей! Убей его! Я хочу крови. Я хочу его душу. Сделай это, – голос звучал в сознании молодого лорда оглушительным колоколом. – Дай мне его душу!
Аргор прижал ладонь ко лбу. В чем дело? Кого он имеет ввиду?
- Я же убил его! – воскликнул он. – Я его убил! А ты уже взял душу!! Чего еще ты хочешь?
- Душу! Ты лишь дразнишь меня. Ни крови, ни души.
- Что? – Аргор нахмурился, вспоминая кучку костяной пыли, которая осталась от герцога.
- Мой лорд, что с вами? – вампир отвлекся от занимательного зрелища одевающейся Торок и посмотрел на Аргора.
Потом все происходило очень, очень быстро. Одновременно, в один и тот же миг.
- Не знаю точно, но мне кажется… - начал говорить Аргор.
Торок запуталась в шнурках…
Рем жалобно поджал губы, не в силах больше смотреть на значительные достоинства наемницы…
Тин презрительно скривилась…
Санрайз улыбался во весь рот…
За ближайшей стеной вдруг показалось на миг тусклое свечение. Через секунду стена затряслась и здоровенный кусок кладки выпал наружу. Из дыры вывалилась на свет куча человеческих костей вперемешку с тряпьем и железом. Три крупных черепа, пожелтевших, но совершенно целых, лежали сверху.
- Что за хренотня? – Торок замерла с корсетом в руках.
Никто не успел ступить и шагу, - куча костей взвилась в воздух, послышался сухой треск, и через миг перед отрядом стояли три скелета. При жизни они, видно, были велики ростом и очень широки в плечах. Граф, самый высокий из спутников, едва мог сравниться ростом с этой троицей. Скелеты были облачены в полуразложившиеся обрывки когда-то дорогой одежды. Доспехи кое-где покрывали кости. Каждый из мертвых воинов держал в руках круглый щит и длинный меч. У одного из них к спине было прикреплено длинное деревянное перекрестье с истлевшим флагом.
Скелеты не были столь вежливыми, как герцог, и сразу же ринулись в бой. С первых шагов мертвецов Владимир понял, что перед ними – мастера. Наемник не знал, кем были они при жизни, но и после смерти они были невероятно быстрыми, осторожными и явно знали свое дело. Владимир поднял меч. Лорд Аргор отошел на шаг и тоже занял место в полукружье обороны. Рем с Санрайзом были здесь же. Таирон воздел руки и начал произносить свои магические ругательства. Граф и Тин держали левый фланг.
Трок сделала шаг вперед и выбросила обе руки вперед. Коса ее хлестнула по спине, будто подстегивая хозяйку. Корсет она надеть так и не успела. Белая рубашка затрепетала от поднявшегося огненного вихря. Скелеты скрылись в волне черно-красного пламени. Но когда огонь утих, скелеты стояли на своем месте. Лишь кости закоптились и стали черного цвета. Но боевые способности мертвых это вряд ли ухудшило. Стовший впереди скелет со знаменем за спиной четко и коротко взмахнул мечом. Торок дернулась назад, но удар был рассчитан точно. На воротник белоснежной рубашки упало несколько капель крови. Потом еще несколько, а потом наемница вскинула руки к горлу, и хрип из рассеченного горла сказал соратникам Торок, что удар был роковым. Эльфийка упала на колени, кровь ручьем хлынула из-под пальцев, заливая рубашку, землю вокруг, траву, мешаясь с пылью и отражаясь в багровых глазах. Торок завалилась на бок. Она растерянно и испуганно моргала. Глаза ее встретились с глазами Аргора и он впервые увидел в них слезы – не злые, не яростные, а испуганные слезы молодой здоровой девушки, которая отчетливо понимает, что ей конец.
На все это ушло не больше пяти секунд.
Скелеты ринулись вперед.
Аргор обрушил всю свою ярость на голову скелета со знаменем за плечами. Но мертвый легко блокировал выпад, а затем… контратаковал. Никогда в жизни лорд не видел людей, которые дрались бы с таким мастерством, с такой быстротой, ловкостью и легкостью. А тем более он не видел подобных скелетов. Только инстинкт и рефлексы спасли Аргора от меча. Он едва успел уклониться. Но, уклонившись, не успел атаковать снова. Скелет ударил его щитом в лицо. Молодой лорд покачнулся, сделал шаг назад. В глазах помутилось, кровь хлынула из сломанного носа и разбитых губ. В сознании истеричным пожарным колоколом взорвался вопль меча. Он выл, не успевая подняться, не в силах защитить хозяина и предвидя следующий удар противника. И противник не заставил себя ждать. Меч проткнул Аргора насквозь, вместе с доспехами – сердце пронзила такая страшная боль, представить которой он не мог бы себе в самом страшном из кошмаров. Губы рыцаря дрогнули, лицо стало белым, словно мел. Но ни звука не вырвалось из его горла. Лорд упал рядом с эльфийкой, и последнее, что он увидел – были ее широко раскрытые глаза. Растерянные и мертвые.
Владимир встретил своего противника как и полагалось опытному наемнику – серией грамотных выпадов. Здесь не было места изяществу или эмоциям. Нанести как можно больше урона, уничтожить, разбить – вот та цель, которую преследовали эти атаки. Но скелеты явно жили дольше Владимира. И теперь эта куча тряпья и консервных банок на деле опровергала распространенное мнение о тупорылых, ни на что не годных скелетах, поднятых из могил. Половину выпадов наемника скелет принял на щит, оставшуюся половину блокировал мечом, каждый раз при этом контратакуя наемника. Это был страшный бой. Умение встретившихся воинов было примерно равно. Но у Владимира был огромный минус – он был живым. Он уставал. Он выматывался. А скелет продолжал атаки. Он нападал на наемника, пытаясь достать его сбоку и сверху, но Владимир держался со смертельным отчаянием загнанного в угол волка. Рано или поздно это должно было случиться – скелет, сделав обманный выпад, в последний момент изменил ход удара и достал Владимира клинком под колено. Наемник пошатнулся, пошатнулась его оборона. И тогда скелет ринулся в атаку. Он высоко подпрыгнул, держа впереди себя щит, придавливая им Владимира, закрывая наемнику все на свете. И в том крошечном клочке оставшегося ему неба наемник увидел несущийся прямо ему в голову меч. Скелет бил из прыжка, сверху, с полного замаха. Кровь брызнула на стену, древние камни обагрились кровью. Скелет ударил снова. И еще раз. Владимир рухнул на землю рядом с Аргором. Наемнику чудился сладкий запах яблок.
Тин отступила. Ее нож, который она метнула в скелета со знаменем за спиной, воткнулся точно ему в глазницу. Мертвый бросил щит, выдернул из черепа клинок и, почти не замахиваясь, швырнул обратно в эльфийку. Тин метнулась в сторону, и только поэтому нож вонзился не в горло, а в плечо. Тин вскрикнула от острой боли. Но сжав зубы, она метнула следующий нож. «Где-то ведь должно быть слабое место у этих тварей». Клинок воткнулся в то место, где у людей находится сердце. Скелет протянул руку и, взявшись за рукоять ножа, обломил ее. Швырнул кусок ножа в эльфийку. Увернулась. Судя по той легкости, с которой был сломан клинок, силой скелеты были примерно равны Малькольму. Вампир был занят, поэтому Тин вытащила следующий нож. Скелет сделал шаг к эльфийке, она замахнулась, отступая на шаг назад. Но скелет оказался быстрее, он взмахнул мечом и Тин услышала звон металла. Посмотрев вниз, она увидела свой нож. В своей руке. На полу. Отдельно от тела. Вскрикнув, Тин зажала обрубок второй рукой и взглянула на скелета. Смерть – это скелет с косой. Какая блажь. Смерть на самом деле – это скелет с мечом. Клинок прошел сквозь Тин наискось – от плеча к бедру. Перед затухающим сознанием эльфийки мелькали, мелькали, мелькали тени, образы, лица. Мама, густой черно-белый лес, запах крови, полная Луна, закат, Аргор, Владимир…
Сражение Таирона было коротким. Он жил ровно столько времени, сколько потребовалось одному из скелетов дойти до мага. Короткий замах и голова мудрейшего из живущих летит с плеч. Рушатся вселенные сознания. Раскалывается битым стеклом мир. Под клинком. Под жесткой рукой. Не вернуть. Не собрать.
На Рема с Санрайзом скелеты потратили не больше времени. Братья отчаянно сопротивлялись. Рем со слезами ярости на глазах свел два удара и атаковал, не замечая, что сапоги его наполняются кровью. Ему так и не удалось достать скелета – внутренности помешали, запутавшись в ногах. В Санрайза вонзились сразу два меча. Он сполз на землю и тихонько обнял плачущего брата. «Неужели всё?»
- Сдался вам этот герцог! – граф был единственным, кто остался в живых. – Ну зачем было убивать его? Вот теперь ловите приветы от старого хрыча, – граф сопротивлялся с бешеной решимостью. Он был весь в крови, но раны были легкими. Благодаря своей невероятной ловкости и выносливости, вампир продолжал уворачиваться. Вдруг он исхитрился, поймал брешь в обороне скелета со знаменем и вцепившись в мертвую голову, резко дернул в сторону. Голова с громким хрустом отломилась. Вампир бросил ее на землю и развернулся к остальным двум скелетам. Несколько мгновений он удачно оборонялся. И, поглощенный этим занятием, не видел, как безголовый скелет нагнулся, поднял потерянный орган и без проблем прикрутил голову на место. Пару раз хрустнул шеей и замахнулся, метя в спину. Слишком поздно граф Кондор услышал свист рассекаемого воздуха в опасной близости от своих лопаток. Он не успел даже развернуться – меч пробил его грудь насквозь. Тут же спереди вонзилось еще два. Граф рычал от бессильной злости, резал руки о лезвия мечей, но ничего не мог сделать. Его распяли на земле, пригвоздив тремя клинками к полу и навалившись на них всей тяжестью. Он остался в живых, но участь его была не более радостной, чем у мертвых. Через минуту скелетам удалось оглушить вампира. Мир вокруг померк.

@музыка: Shiro Sagisu - What Can You See In Their Eyes

@темы: эльфы, фанфик, некромантия, вампиры, Фелорий, Торок, Тинвэ, Малькольм