13:07 

Фанфик про Даниэля и войну с эльфами. Часть 1.

ogniana
Смейся, Абе-Но-Сеймей...
В землях эльфов есть такое место – Серебристая Гавань… Это прекраснейшее из мест во всех землях эльфов… Оказавшись здесь, путник забывает обо всем на свете…
Здесь голубая волна, с седой бородой пены набегая на берег, откатывается, но звук ее, не как в прочих уголках Мира… здесь она словно шепчет что-то… убаюкивает, призывая усталого путника предаться отдыху… здесь деревья, высокие, древние, но стройные… горделиво возвышаются над полосой прибоя… и шелест их листьев завет и манит… здешний воздух пьянит ароматами…
Гавань зовется Серебристой не спроста… когда приходит ночь, Луна своим светом озаряет ее… мириады звезд подобно глазам взирают… на эльфов, что любят тут гулять… ведь эльфы – дети звезд… тут стоит оказаться лишь для того, чтобы увидеть дивный народ средь деревьев, послушать пение ночной птицы и грустный голос флейты… эльфийских дев смех, что перезвоном серебряных колокольчиков плывет…
Сердце Серебристой Гавани – пристань. Здесь вы можете увидеть многое… Вот, покачиваясь на сходнях, взвалив на спину изрядный тюк, бредет матрос… а вот, в Гавань заходит груженая богатым товаром галера негоцианта… а где-то вдалеке, в стремительном полете подобно лебедю, гордо идет по морю эльфийская ладья… здесь встретишь и торговые суда, и военные корабли… здесь есть место всем, и страннику, зашедшему в Гавань в поисках диковинок, и торговцу, и ищущему опытных мореходов для рискованного дела морскому волку…
Эльфы рады всем, кто с добрыми намерениями бросает якорь здесь…


* * *
Эффект от обстрела был минимальный - пятеро убитыми и несколько десятков раненых. Трупами стали в основном сопляки, которых война еще не научила не снимать шлемы. Стрелы, попавшие в лицо или горло стали смертельными. Прочие просто отскакивали от брони, так как шли уже на излете, потеряв убойную силу - шестьсот метров слишком много даже для эльфийских лучников. Стрелы клевали лишь в незащищенные части тела. Но орки с громким матом выдирали их из себя и ломали о колено. Все, у кого были щиты, мгновенно ими прикрылись.
Даниэль на драколиче поднялся еще чуть выше, не хотелось портить шкурку колючим эльфийским дождиком. Драколич, неся на себе некроманта, ушел почти в зенит. И нарезал в прозрачной высоте широченные круги. Такая "Рамка" была нуязвима. Но и увидеть с такой высоты много не удалось. Все что мог сделать молодой некромант - это плюнуть с высоты на эльфийские расположения. Но особого таланта к плевкм у Даниэля не было. Поэтому он не попал. Но зато разглядел кое-что - предполагаемый стратегически-важный объект. Удовлетворившись этим, некромант повернул Драколича назад, к Гавани. У него готов был первоначальный план действий.

* * *
Граф Кондор проклинал все на свете. Он откровенно задолбался. Перелет через море оказался слишком утомительным даже для вампира. Виверна дергалась и извивалась – такая уж у нее была манера полета. И эта постоянная качка сводила с ума. Впереди графа сидела Торок– огненная эльфийка была в полузабытьи. Малькольму приходилось крепко держать наемницу, чтобы та не свалилась. Сзади в спину вампира вцепились орочьи руки. Крестьянин Кеша изредка поблевывал вниз, но держался молодцом. Рядом с виверной графа летела еще дна чуть побольше. Но эта вторая уже совершенно выдохлась. Она с трудом махала огромными крыльями и хватала воздух широко раззявленной пастью. На ее спине, держась друг за друга, сидели два гигантских орка-воина.
Но к счастью в этот миг Малькольм разглядел внизу темную полоску земли и крикнул:
- Трал, Гром! Не спать! Уже почти прилетели.
Кешу от великой радости и облегчения снова вырвало.
Орки на соседней виверне встрепенулись и стали смотреть вперед.
- Ну точно! – проорал один из них, с огромным боевым молотом за плечами, - Вон пристань. Наши уже высадились.
- Трал, ну ты посмотри! – взвыл другой, у которого на коленях лежал большущий топор, - ну и расположение. Ноги повырывать бы этому командиру. Надеюсь наши не слева. А то я отказываюсь участвовать во всем этом дерьме. Там самое поганое расположение.
- Ага! Cмотри, баррикада. И трофейные лодки у пирса. Вот бараны! Нужно же было их тоже использовать. Гром, не забудь. Суденышки эти эльфийские сразу на укрепление.
- Понял.
- И лес слишком близко! То-орооо--оок!! Ты живая, девка? Пригодишься еще. Сможешь отодвинуть лес на пару километров? ЭЭЙ!!
- Что? Да, конечно… - Торок открыла глаза и слабо огляделась. – Любой каприз за ваши деньги.

Две виверны приземлились у пирса в тот момент, когда легкие катапульты готовились к залпу.
- Глядите-ка, катапульты!! – Трал обратил внимание спутников на готовящиеся машины. – Надо бы штук десять себе взять.
- Не помешает, - поддержал друга Гром.
Когда отряд слез с виверн, к животным сразу подбежили гоблины и погнали выдохшихся летучих тварей к остальным таким же. Одного гоблина Трал поймал за шкирку.
- Эй, щегол, стоять. Где Анжела?
Гоблин с восторгом воззрился на гиганта-воина:
- Вампирша там, - он махнул рукой в сторону портовых зданий.
- Свободен.
Гоблин, оглядываясь через плечо, помчался рассказать своим, что в расположение «прибыли два огромнющих, как скала, орка. Вот теперь, видать, пойдут они эльфам кости ломать».
Торок сняла с пояса фляжку, отвинтила колпачок и сделала изрядный глоток. Наемница крякнула и одобрительно посмотрела на фляжку. Коньяк был, что надо.
Все пятеро двинулись к указанным портовым строениям. По пути Трал выдернул из земли белую эльфийскую стрелу.
- Смотрите-ка, ушастые уже что-то намутили.
В лагере кипела работа. Орки носились туда-сюда. Впереди возведена была баррикада из веток – попросту высоченная непроходимая куча мусора. Но у трех портовых строений, указанных гоблином, работа шла на свой лад. Две роты гоблинов слаженно, быстро, но без суеты занимались фортификационными работами. Виверны, направляемые гоблинами, волоком притаскивали к домам эльфийские лодки и небольшие суденышки. Там их быстро разбирали.
- Смотри-ка, наши догадались про лодки, - Трал был доволен.
Драконы тем временем ломали каменный пирс, таская обломки камня сюда же. Гоблины возводили между тремя портовыми строениями стены из камня и досок. В стенах были бойницы. Таким образом там, где недавно стояли три эльфийских дома, сейчас получилась крошечная крепость – стену поставили крУгом вокруг этих построек. В большом орочьем лагере получался отдельный профессионально укрепленный лагерь. О прибывших доложили, и буквально через несколько секунд навстречу подкреплению вышла герцогиня Штернблад.

* * *
Увидев среди пятерых прибывших графа Кондора, вампирша остановилась, как вкопанная, вытаращив глаза. Малькольм усмехнулся:
- Не ждала, дорогая?
- Папа, что ты здесь делаешь? Это МОЯ война. Иди отсюда!
- Да я не буду тебе мешать.
- Ты будешь постоянно меня контролировать. Нечестно!!! Ведь сейчас все узнают и будут говорить: «Смотрите-смотрите, вон пошел офигительный граф Кондор со своей сопливой дочкой»!!! Папа! Перестань портить мне жизнь!!
- Надо было тебя в колыбельке задушить, мерзкая девчонка. Иди и обними папу!
Анджела надулась и подошла. Граф поцеловал герцогиню в лоб и она улыбнулась.
- Но все-таки я рада, что ты приехал. Соскучилась.
Затем Анджела отлипла от отца и посмотрела на остальных. Трал кивнул вампирше и протянул ей свернутый в трубку пергамент.
- Мы прибыли, Анжела. Как только смогли.
Анджела взглянула на свиток и, улыбнувшись, вернула его обратно:
- Трал, Гром, очень рада, что вы откликнулись на приглашение. Эти с вами? – она указала на Кешу и Торок.
- Кеша наш, а вот эта ушастая – тоже отличный боец. Она будет работать с нами.
- Хорошо. – герцогиня подала Торок руку, - меня зовут Анджела.
- Я – Торок. Боевой маг.
- Прекрасно! – вампирша выставила зубы в острой улыбке. – Тогда информация для всех вас, господа офицеры: главный в нашем отряде – некромант Даниэль. Вы его узнаете без проблем. Он на Драколиче. Я – его заместитель. Вы все не раз были в боях, поэтому говорить вам, что делать, не придется. Сейчас мы заканчиваем укреплять лагерь. Сделаем еще ворота из вот этих досок. Гром, проследи за окончанием работ.
- Понял.
В это время катапульты начали стрелять.
- Катапультами командует Могар. Странный тип. Хотя, я здесь вообще никому не верю, - песочного цвета глаза Анджелы сузились.
- Эта…нам бы, - замялся Трал.
- Чего?
- Нам бы добыть десяточек катапульт, - орк осклабился. – В оборону их поставить. Да и для дельца пригодится. – Трал наклонился к уху вампирши и прогудел что-то неразборчивое.
- Согласна. Займись, Трал. Только без жертв.
- Как получится.
Трал подозвал взводного гоблина. Несколько мгновений гоблин слушал орка-гиганта а потом развернулся к стройке и заорал:
- Второй взвод, строиться!
У стен послышались крики:
- Строиться!
- Второй взвод, строиться!!
- Второй взвод, чё, команда «строиться» не еб#т ?? Пошёл!!
Через минуту тридцать гоблинов стояли перед Тралом. Взводный рявкнул :
- Шагом марш!
И весь взвод потопал за Тралом в сторону катапульт. Орк подождал, пока Могар на виверне смоется, и подошел к орудиям. Скорчив рожу самого главного командира, Трал раззявил пасть на ширину приклада:
- Че встали, бараны? Берите катапульты. Десять штук. Вот эти пять хорошие. Эту бл#дь не бери! Не видишь, трос разлохмаченный? Или глаза продал, козел? Тащите!
Гоблины, уткнув взгляды в землю, быстренько откатывали катапульты в сторону своего расположения.
Тут к Тралу подскочил командир катапультного дивизиона. Его выпученные глаза говорили сами за себя. Орать матом на Трала он не осмелился, но все же яростно поинтересовался, какого хрена делают тут с его катапультами?
- Че орррёшь, чиж? Не вишь, у меня какая бумажка большая. Все по приказу. Так что отползай. – Трал развернул перед орком свой контракт, присланный Анджелой. Бумага была дорогой, с печатями и тиснением.
Трал выбрал верное решение – читать командир не умел.
- Ну ладно. – неуверенно промямлил командир, - но нужно уточнить.
- Ну так пойдем. Уточним. – Трал хмыкнул.
Двое скрылись за ближайшей палаткой. Оттуда послышался глухой удар и тихий безнадежный –мявк-. Трал вышел обратно уже один и продолжил командование.
Второй взвод уже укатывал последние две катапульты. Трал одобрительно хмыкнул и направился следом. Теперь следовало расположить эти десять легких катапульт в своем укрепрайоне, и оборона будет готова. Можно будет начинать задействовать следующий план.

* * *
В это время в расположении десантно-штурмовых рот шли активные действия. Десять катапульт установили и пристреляли. На орудийный расчет определили 2-й и 3-й взводы. По шесть гоблинов на каждую машину.
Офицеры в полном составе совещались в одном из трех зданий (бывшие здания администрации). Некромант Даниэль, вампиры Малькольм и Анджела, огненная эльфийка Торок и два орка – Трал и Гром. Вся эта невероятная разношерстная компания абсолютно ненормальных по одиночке существ, были единым целым, собравшись в команду. Каждый знал здесь, чем ему заняться. И сейчас Даниэль собрал офицеров лишь для того, чтобы оповестить о присланном конверте.
- ...против, - сказала Торок.
- Я против, - поддержал эльфийку граф Малькольм.
- Против, - кивнула герцогиня Анджела.
- Мы тоже против, - сказал за обоих орков Трал, увесисто стукнув кулаком по своему колену.
- Таким образом, единогласно «против». – Сделал вывод Даниэль. – Что ж, раз так, будем следовать согласно изначально разработанному собственному плану. Торок, что у тебя?
- У меня отличные новости, - эльфийка встала и оперлась руками о стол, - Я прошарила портовые склады и нашла все, что нам нужно. Там был груз муки и сахарной пудры. Я забрала полторы сотни мешков. Были здоровенные бочки с жидким растительным маслом. Их я забрала в первую очередь, конечно. Еще небольшие горшки с какими-то специями или каким-то дерьмом. Короче горшки забрали тоже, без специй, естественно. Унесли несколько сотен звериных шкур. Взяли десять мешков черного перца и пятьдесят мешков цемента.
Но самое главное я нашла в небольшом дальнем складе. Там видно непищевой склад. Вместе с цементом там стояли мешки с селитрой. Не думала, что эльфы удобряют свои грядки. Всегда говорили, что у них и так все растет. Хотя, черт его знает, как они эту селитру используют.
Короче, пороху нам выделили очень мало. Для наших планов было в обрез. А с селитрой теперь дефицит исчез сам собой. Так что можем подкинуть на воздух весь их город.
Сейчас весь личный состав, не занятый на боевых постах занят сооружением «подарков» (Взрывных Устройств).
- Что конкретно? – Даниэль естественно хотел знать все до мелочей.
Торок охотно взялась разъяснить:
- Во-первых, горшки с маслом, обернутые крест-накрест промасленными полосками звериной шкуры. Тут все просто. Поджигаешь и пуляешь. Хоть из катапульты, хоть вручную.
Во-вторых, мешки с сахарной пудрой. Это отдельная история. В каждый мешок засовывается взрывпакет с фитилем – порох в кожаном мешочке. Порох, взорвавшись, разметывает облако сахарной пудры. Но нужно теперь провести испытания, чтобы точно отмерить длину фитиля. Над этим нужно работать.
В-третьих, эльфийская лодка, набитая бочками со смесью пороха и селитры. Сверху лодка оббита парусиной в несколько слоев. Этот взрывной кокон способен наделать таких чудес, что эльфы долго не очухаются.
В-четвертых, бомбы. Я приказала собирать в порту все ведра, которые только удастся найти. У этих эльфийских чистоплюев на рыло по три ведра, – офицеры ухмыльнулись, - Набралось в общей сложности около сотни деревянных ведер. Их разобрали и набили изнутри в доски гвоздей. Так, что теперь в собранном виде каждое ведро похоже на ежа. Потом ведра на треть заполнили раствором цемента и вцементировали внутрь взрывной заряд (порох с селитрой). Наружу торчит теперь лишь камышина с фитилем внутри. Поджигай и швыряй – или с катапульты или с воздуха. Гвозди прибавять направленных осколочных элементов. Из-за того, что все это зацементировано, компрессия возрастет и сила взрыва увеличится в несколько раз. Гвозди будут по самую шляпку уходить в нежные эльфийские задницы и как картинки прибивать их к деревьям.
Перец пока не знаю, как использовать. Пусть валяется.
- Мда… ну, ушастая. Молоток. – Трал одобрительно крякнул.
- Пиротехник из горгаза, - улыбнулась Анджела.
Офицеры еще минуту посидели, довольные развивающимися событиями, и разошлись по работам. Торок, Даниэль и орки отправились на испытания мешков с мукой и масляных горшков. Отобраны были в отдельный взвод наиболее сообразительные и понятливые гоблины. Виверны, драконы и Драколич носились над морем. Временами с той стороны раздавались хлопки, и над морем медленно оседало белое мучное облако.
- А чего это они там делают, а?? – спросил у работающего над ведерной бомбой гоблина орк из расположения генерала Могаруса.
- Не твое дело. – буркнул десантник, - еще всякой гансотине не объясняли. Вали! Не видишь, тут все работают? Некогда пиз#еть.
Орк пробурчал что-то матерное, но отвалил, - гоблинов было много.

* * *
Тренировочные полеты с учебным мешкометанием шли до самого вечера. Даниэль остался доволен результатами и утвердил операцию. Потому что погода явно благоволила сегодняшней операции. Стоял полный штиль. Когда начало темнеть, Даниэль собрал всех взводных и четко, по пунктам, разъяснил предстоящий план операции. Гоблины кивали головами и молча слушали.
- Проинструктировать личный состав и подготовиться к вылету. Начинаем через тридцать минут. – закончил некромант, сворачивая карту.
Взводные умчались. Через мгновение послышались вопли:
- Строиться!
- Пятый взвод! Строиться!
- Чё жопы разложили? Встать!!
Топот множества ног, редкие глухие удары и тихое подвывание.
Через сорок пять секунд весь личный состав, (кроме 2-го и 3-го взводов, определенных к катапультам), уже стоял по стойке «смирно».
- Слушай боевую задачу… - и.т.д. и.т.п.
- Вопросы есть?
- А если…и.др.,и пр.
- Повторяю для контуженных…
- Понятно?
- Так точно!!!
- Всё! Готовиться к вылету. Еще раз проверить снаряды и амуницию. Разойтись!

Даниэль с удовольствием слушал команды, доносящиеся из-за стены, со двора. Анджела спала на диванчике, Торок с Малькольмом ругались, а орки что-то тихо обсуждали, передвигая на карте камушки и кусочки сургуча. Некромант сидел за столом, и дописывал бумажку.
«Генералу Могарусу.
Досточтимый сэр. Через 20 минут я начинаю штурм ближайшего эльфийского укрепрайона (Osto). Я намереваюсь захватить господствующие высоты. Прошу поддержки живой силы с земли. Просьба не использовать технику без моей корректировки. Иначе вы имеете хорошие шансы поджарить моих ребят. Если ответ будет положительным, начинайте штурм по первому зеленому свистку. Вас известит мой боец. Если ответ отрицательный – справимся сами, но эльфийских ушей вам не достанется. Даниэль».
Некромант свернул листок вдвое и позвал одного из трех своих телохранителей. Скелет подошел сзади и встал за плечом хозяина. Даниэль не глядя протянул ему свиток и сказал:
- Заместителю главнокомандующего, генералу Могарусу.
Скелет молча принял бумажку и, тихо похрустывая костями, скрылся за дверью.
Через двадцать минут ротные доложили о минутной готовности. Даниэль поднял офицеров. Все вышли во двор.
Все действительно было готово:
Двадцать виверн. Девять драконов. Гигантский драколич. На каждой виверне и каждом драконе висело по два мешка сахарной пудры с заложенным внутри пороховым зарядом. Мешки свисали с шей летучих тварей, по одному с каждого бока. Кроме мешков на каждой «птичке» сидело по 5 гоблинов. Две виверны с мешками были свободны от гоблинского десанта – эти летучие твари были предназначены для Трала и Грома. На шее драколича висело 6 мешков – по три с каждой стороны. И лететь на костяном драконе, естественно, мог только сам Даниэль.
- Удачи.
- Удачи вам.
Остающиеся на земле вампиры и эльфийка – отошли от летучих зверюг.
Даниэль подал команду, и вся эскадрилья поднялась в воздух. Они сделали круг над лагерем. Все летели в абсолютной тишине, было слышно только хлопанье крыльев. Десант ушел на высоту двухсот метров и катапультный расчет гоблинов потерял эскадрилью на фоне ночного неба. Даниэль вел свой десантно-штурмовой отряд на штурм лесной эльфийской крепости.

* * *
После отлета десантников Торок приняла на себя командование. 2-й взвод под ее руководством грузил ведерные бомбы в большие короба. Двадцать девять здоровенных корзин с «подарками» были готовы через пол часа. К ним привязали веревки для возможного спуска груза – на всякий случай.
Все это было лишь перестраховкой. Операция по взятию Даниэлем эльфийской крепости была рассчитана по секундам, и только крайнее невезение или непредвиденные обстоятельства могли помешать ее удачному завершению. Но уж Торок знала точно – на войне бывает всякое.
Три четверти жизни огненная эльфийка воевала, билась, сражалась, убивала, сворачивала шеи, и жарила-жарила-жарила огнем живые тела. Уже не осталось на земле людей, знавших ее настоящее имя. Слишком давно не произносилось оно вслух. Но многие до конца своей жизни не забудут ее кровавое, полное злобного бешенства и неукротимой ярости прозвище – Торок. Даже сумасшедшая герцогиня Анджела – дочь графа Кондора – с уважением смотрела на огненную эльфийку. А до сего дня под этим солнцем не было живого существа, которое было бы, по мнению Анджелы, достойно уважения.
Торок завершила работы. 2-й взвод отправился балабасить. Тем более, что из десантных котлов по всему орочьему расположению уже плыл шикарнейший запах масляной гречневой каши с мясом. Гоблины с котелками расселись вокруг костров и уплетали за обе щеки, расхваливая повара-Кешу. Кеша – орк-крестьянин – довольно лыбибся, выставляя длинные нижние клыки.
После ужина гоблины разошлись по своим углам. Подтачивали мечи, подбивали щиты, ковырялись в доспехах. Торок ждала транспорт. Ждала и волновалась. Драконы опаздывали. Они должны были вернуться в порт минут десять назад. Все было рассчитано очень точно.
Лишь через полчаса, когда эльфийка уже успела в ярости спалить две палатки, набить морду одному из орков батальона Эйхорна, сунувшемуся на запах мяса, и раздать штук двадцать нарядов вне очереди дневальному 2-го взвода и каждому гоблину, попавшемуся на глаза, - лишь через пол часа в небе показались черные тени. Торок замерла с перекошенным лицом. Глаза ее вдруг расширились, а потом сузились в две злобно-черные щели – в порт вернулась лишь треть транспорта. Эльфы видно приготовили сюрприз десанту – на базу возвращались только шесть драконов из девяти и две из двадцати виверн. Это была самая поганая новость за последнюю неделю.
Через минуту, когда драконы сели, Торок уже приняла решение. Летучих тварей напоили, и гоблины в срочном порядке стали грузить на оставшийся в живых транспорт корзины с бомбами. У каждого ведра был длинный фитиль, размеченный по времени. Это было очень точное оружие. Испытания и тренировки показали, что гоблины отлично освоили технику расчета времени горения фитиля по его длине.
Торок решила лететь на том, что осталось. План отправлялся к черту, но совсем не полететь было бы убийственно для штурмовиков. Торок полетела бы даже в том случае, если бы в порт вернулась одна полудохлая виверна. Но летучих тварей осталось восемь. Поэтому через несколько минут груз был готов. Одно отделение из 2-го взвода заняло места пилотов. На восьмом драконе оказалась сама Торок. Не успела она отдать команду взлетать, как почувствовала, как сзади нее кто-то уселся. Эльфийка оглянулась и едва не вскрикнула – прямо за ее спиной на драконьей шее умостились три скелета – телохранители Даниэля. Торок содрогнулась, вспомнив, как эти три скелета играючи разнесли в клочья ее отряд в Землях Гондора. Даниэль рассказал эльфийке об этих воинах.
Скелеты при жизни были братьями-близнецами. Великими воинами и могучими бойцами. Но вместе с силой они получили от родителей и ум с хитростью. Поэтому однажды они решили обмануть саму Смерть. Убили трех человек и, отделив их лицевую часть черепа, сделали себе маски. В этих масках братья были неуязвимы, потому что бродящая меж воинами смерть смотрела на эти маски и узнавала их. Она видела, что этих она уже забирала когда-то. И проходила мимо. Но когда братья заработали огромное состояние, они решили пожить в свое удовольствие, и сняли маски. И когда пришло их время умереть, Смерть встретила их в загробном мире. Она узнала об обмане и изгнала братьев из своих чертогов, сказав им на прощанье: «Вы не хотели умереть, ну так и не умирайте. Пройдет время и вы будете молить о смерти». Она наказала их, принудив многие столетья отрабатывать прощение. Поэтому теперь три брата-близнеца свято хранят того человека, для которого являются телохранителями. Это непобедимые бойцы, которые не нужны даже самой Смерти. И потому убить их просто невозможно. Смерть отказывается от них.
«Но особенность их в том, - рассказывал Даниэль, - что они охраняют только одного человека. Теперь это я. Но если рядом будешь стоять ты, и на тебя нападут, не жди от скелетов помощи. И даже я не могу приказать им защитить тебя. Они делают только то, что считают нужным – но жизнь мою они сохранят любой ценой».
И вот теперь эти братья Ужасы сидели за спиной Торок.
«Неужели у Даниэля такие проблемы, что скелеты подорвались лететь? Тогда надо спешить», - Торок зло сплюнула и скомандовала взлет. Драконы летели назад, в Осто.

* * *
Эльфы издалека услышали приближающуюся эскадрилью.
Командир отделения эльфов, расположенного на одном из двух главных деревьев вышел на площадку. Лучники и орудийный расчет смотрели в ночное небо, чутко прислушиваясь к доносившемуся шуму. Хлопанье множества крыльев приближалось.
- Здоровые твари, - проговорил один из трех эльфов, обслуживающих легкую баллисту, - Штук тридцать. Они будут здесь через минуту.
Командир кивнул.
- Орудие готово?
- Да.
Ровно через минуту командир разглядел темные силуэты драконов на фоне ночного неба. Их действительно было около тридцати. Они летели на высоте около двухсот метров. И как-то очень странно: никакого боевого порядка не соблюдалось. Каждая летучая тварь летела, казалось, как ей вздумается. Причем даже не совсем целенаправленно. Было похоже на то, что гоблины не умеют толком управлять драконами. Зверюги метались из стороны в сторону, шли зигзагами и стая была настолько разрозненной, беспорядочной, что не делала чести организаторским способностям главнокомандующего.
«Пора, нужно упредить их наступление, - подумал эльф, - пока они не собрались в боевой порядок и не начали свою атаку».
Когда одна из виверн вошла в зону поражения, командир отдал приказ:
- Огонь!
Раздался упругий звон, и стрела взмыла в небо. Тут же с соседних деревьев послышался такой же звук. Баллисты выстрелили по драконам слаженно и четко. Но твари как будто ждали этого. Только теперь командир понял смысл этих уродских беспорядочных виражей. Трем вивернам баллисты продырявили тонкую перепонку крыла, и те ответили злобным визгом.
И в этот момент с неба раздался звук орочьего рога и эскадрилья мгновенно показала свою истинную выучку. Твари мгновенно перестроились. Каждая из них зависла над одним из деревьев-башен.
- Заряжай! – заорал эльфийский командир.
Но и без крика орудийный расчет лез из кожи, чтобы развернуть, нацелить и перезарядить баллисту. Но так как их было всего трое, подготовка орудия шла слишком медленно.
В это время с неба послышался еще один сигнал рога, и эльфийский командир вздрогнул – он увидел что с каждой летучей твари сбросили какой-то темный тяжелый предмет.
Эльф даже не успел подумать «Что это такое?», как послышалась серия громких хлопков и сброшенные предметы начали взрываться в воздухе в нескольких метрах от крон деревьев.
Лица эльфов обдало слабой волной воздуха и глаза командира и некоторых стражников внезапно запорошило густой пылью. Пострадавшие согнулись пополам, пытались проморгаться.
Орудийный расчет судорожно нацеливал баллисту, не обращая внимания на дуйствия орков – все же выучка эльфийских воинов брала свое. Удивить их было почти невозможно.
«Сахарная пудра? Не может быть. Зачем?» - только успел подумать командир, как внезапно его будто сверху ударило чем-то огромным и очень тяжелым. Его швырнуло на пол площадки лицом вниз. Через несколько секунд он пришел в себя и поднялся на четвереньки. Вокруг стояла глухая тишина. У командира было такое чувство, будто в уши ему натолкали ваты. Голова гудела, все тело выло от боли. Весь он был – один огромный синяк. На лице было что-то липкое и теплое. Он облокотился спиной о борт площадки и провел руками по лицу. Нос был сломан, из носа, разбитых губ и ушей текла кровь. Командир с трудом вздохнул. Сверху, кружась, падали листья. Вся площадка была засыпала толстым слоем зеленых листьев. Эльф поднял голову к небу и ужаснулся – лишь голые ветви были над ним. Листьев почти не осталось. А над всем этим висела, дергаясь и бесшумно махая крыльями, виверна. Командир, преодолевая боль и дурноту, пополз к баллисте. У орудия лежал, слабо шевелясь, и держась за лицо, эльф-наводчик.
- Вставай! – сказал командир. Но своего голоса он не услышал. Тогда он отвел руки наводчика от его лица и отпрянул. Глаза молодого эльфа были похожи теперь на сморщенные виноградины – их высушило жаром взорвавшейся сахарной пудры.
Вдруг кто-то схватил командира за плечо. С трудом обернувшись, он увидел эльфов, которые выскочили изнутри дерева. Они что-то кричали ему, нагнувшись к самому его уху, спрашивали, что произошло, но командир ничего не слышал, он мог только поднять голову и показать вверх – на голые ветви деревьев и зависшую над ними виверну. И вдруг глаза его в ужасе расширились, он судорожно дернулся, закрывая ладонями глаза – с виверн сбросили по второму мешку с сахарной пудрой.
Выбежавшее подкрепление незамедлительно занялось баллистами. Но ничто уже не могло спасти эльфийских воинов. Мешок взорвался над самой площадкой, окутав всю позицию облаком высококачественной легкой сахарной пудры.
На каждой из виверн вспыхнул маленький огонек – вниз устремились крошечные огненные дождинки. Это были обычные булыжники, обмотанные промасленной шкурой. Площадку тряхнуло.
Когда командир открыл глаза, он понял, что шевелиться уже не может. Все эльфы, выбежавшие на подмогу, лежали в листьях на полу площадки.
Листья начали вдруг носиться по площадке. Командир с усилием поднял глаза и увидел, что прямо над голыми ветвями деревьев зависли виверны. И с них на длинных веревках спускались вниз, на площадку, темные тени. Это были гоблины.

Даниэль был очень доволен. Операция прошла идеально. Раненные виверны не в счет – в их крыльях и так было довольно дыр. Гоблины высадились только на четыре центральных дерева. Два гигантских дуба и ближайшие к ним два дерева-башни. В считанные секунды организовав круговую оборону, он забаррикадировали нижние входы. Пробиться снаружи внутрь деревьев теперь было невозможно.
Заняв позиции, гоблины начали методично присваивать эльфийское добро: эльфийские плащи, сапоги, пояса, оружие и прочие трофеи.
Выживших эльфов вместе с мертвыми сбросили с площадок вниз.
Переодевшись в эльфийские шмотки, гоблины запаливали свои старые и бросали комья тряпья вниз, чтобы хоть немного осветить поляну. Вслед за одеждой последовало кое-что из эльфийской мебели, книги и прочее горючее барахло. Когда Трал глянул вниз, кусты и трава вокруг горели, отлично освещая все, что творилось внизу.
- Занять места за бойницами. Никому не высовываться! – Трал пронзительно свистнул. С соседнего дерева раздался ответный свист – это Гром отвечал, что все в порядке.

Одинокий Драколич, покинутый на время хозяином, немного покружил, обиженно рявкая на луну. Потом прицелился и осторожно плюхнулся на одно из деревьев-башен, став похожим на гигантскую ворону в гигантском гнезде. Только рогатая башка на длинной шее торчала из поломанных смятых ветвей.
Виверны, избавившись от десанта, повернули обратно к Порту. В расположении десантных войск это должны были расценить, как удачную высадку и захват плацдарма. Об этом немедленно должны были сообщить генералу Могарусу.
Ведь в лесу поблизости еще наверняка остались эльфийские отряды. Они не представляли опасности для закогтившихся в этом месте десантников, но пора было уже перебрасывать основные войска ближе к столице и закрепляться в более удобном месте. Это было самое удачное время.

* * *
Атака, произведённая силами Орды, оказалась большим потрясением для гарнизона Лесной крепости. Противник применил оружие, секрет которого доселе был известен только гномам. Гарнизон понёс огромные потери, из 600 защитников 162 были мертвы, 143 были ранены либо кантужены, из них лишь 10 смогли вернуться в строй после оказания первой помощи. Воинам понадобилось порядка пяти минут чтобы оправиться от психологического стресса и начать предпринимать хоть какие-то адекватные действия.
Видя, что враг высаживает десант на центральные деревья, воины из дальних, практически не пострадавших башен начали стягиваться к центру, по дороге к ним присоединялись всё новые и новые воины, лишь некоторые оставались помочь раненым и убрать тела убитых. Таким образом, на каждой башне боковых линий оставалось не больше 2-3 бойцов. Главной задачей сейчас было блокировать вражеское войско в занятых ими башнях и приготовиться к отражению наземной атаки, ведь каждому мальчишке было понятно, что таковая должна последовать. В это время бойцы в ближайших к захваченным башнях под прикрытием щитов и стрелков, способных держать лук, с помощью наспех стащенных придметов быта создавали барикады, блокирующие проходы, но тем не менее позволяющие вести стрельбу.
Каждый из проходов держали под прицелом десяток лучников. Также из щитов погибших собирались блоки, способные защитить от атаки сверху близлежащих к главным деревьям башен площадки . Войны слаживали их в ряд, продевали сквозь лямки копья, крепили ремнями и верёвками и ставили на борта под наклоном к полу и подпирали таким образом, что получалось нечто вроде козырька, нависающего над площадкой и позволяющего воину спрятаться под ним. Как ни странно, не смотря на отсутствие единого командования, воины на разных сторонах от ворот выполняли похожие действия - сказывался опыт, нажитый за долгую эльфийскую жизнь, и знания, в некотором обьёме передаваемые в эльфийских казармах старшими офицерами.
В общем, позиция через десять минут после атаки была такова:
десантный отряд гоблинов был блокирован в центральных башнях, боеспособные воины были стянуты с дальних башен таким образом, что на каждой из башен передней линии и на трёх первых с каждой стороны было по восемнадцать бойцов, раненые были укрыты внутри башен, им была оказана максимально возможная в данных условиях первая помощь, тела мёртвых потихоньку оттаскивались в дальние башни. Также пытались наладить связь между крыльями крепости посредством тайной эльфийской системы знаков, используя факелы.
Когда группа рейнджеров, возвращающихся изочередного дозоро приблизилась к крепости, им открылась жуткая картина, они увидели первые взрывы, раздавшиеся над башнями, но так как перед воротам крепости они увидели батальон конницы, то поняли, что крепость вряд ли будет сейчас захвачена, поэтому самым необходимым в данный момент они сочли как можно скорее доставить в город послание о нападении, для того чтоб максимально быстро прибыло подкрепление. Отряд скрылся в лесу, и коротчайшей дорогой помчался в город, каждая минута могла стоить одной эльфийской жизни.

* * *
Десантно-штурмовые роты Даниэля оказались не в самом лучшем положении. План сработал не до конца. Летучий транспорт задерживался. Что могло произойти? Они должны были доставить «подарки» уже несколько минут назад. Даниэль очень надеялся, что их всех до одного прибили – другую отмазку он бы не принял, и кому-то из 2-го взвода гоблинов сильно влетело бы от самого генерала лично. А рука у некроманта была хоть и маленькая, но тяжелая.
Эльфы же использовали каждую подаренную им секунду. Даниэлю приходилось раньше встречаться с бойцами подобного уровня, и поэтому теперь некромант уже начал понимать – ему придется использовать все резервы, все силы. Выложиться до конца.
Эльфийские бойцы в считанные мгновения заняли ближайшие деревья, выстроили оборону и поставили укрепления из щитов. Это были не новички, не ленивые неумехи-стражники. Это была элита. Точно такие же опытные и обученные солдаты, как и его собственные десантники. Но эльфов было вдвое больше. И транспорт задерживался.
Даниэль рвал и метал. Он уже ясно представлял себе кровавую расправу над 2-м взводом. Некромант костерил их каждого, по очереди, в соответствии с порядковыми номерами. Всех и каждого, включая их родственников до седьмого колена. Желал им всем доброго здоровья, счастья и смерти в один день – прямо щас. Но командиру 2-го взвода доставалось особенно. Только смерть могла бы стать для него спасением.

Сейчас наступила минута затишья. Лишь изредка обе стороны перебрасывались парой стрел, просто так, чтобы противник не расслаблялся. От эльфийских расположений изредка доносились сдавленные вскрики. «Раненых переносят», - подумал некромант. Он посмотрел на своих гоблинов, которые со спокойными сосредоточенными лицами тихо сидели рядом, у бойниц, время от времени быстро выглядывая в сторону эльфийских расположений и тут же прячась. Эти бойцы знали, что им делать.
Даниэль расположился на одном из центральных дубов. Трал и Гром командовали бойцами на меньших деревьях по обе стороны от дубов.
Прошло еще пять минут. Ничего не менялось. Некромант понял, что с транспортом действительно случилось что-то серьезное. Второй взвод был лучшим из всех штурмовиков. Поэтому именно ему было поручено привезти «подарки» и бомбить остатки эльфийского гарнизона по корректировке выгрузившегося десанта. Они не позволили бы себе такое опоздание.
Нужно было срочно перехватить инициативу. Поэтому Даниэль подал знак и подошел к краю площадки. Четверо гоблинов закрыли некроманта щитами. Он посмотрел вниз. Там лежали темными кучами тела погибших защитников крепости. Даниэль вспомнил Драколича. Не смотря на то, что эта дурная летучая крыса постоянно косячила, некромант все же очень привязался к костяному дракону. Он растил его как любимого питомца, отбирая для модернизации самые лучшие, отлично подготовленные кости. Но создан дракон был на поле боя, под шквалом стрел, из сырых неподготовленных эльфийских и орочьих костей. Даниэль вспомнил шутку Учителя о том, что эти существа плохо уживаются друг с другом даже после смерти. И мол именно поэтому Драколич получился такой дурной.
Что ж, теперь он повторит это снова. Может быть и эти создания станут через некоторое время так близки своему хозяину, что он не захочет их уничтожать. А может быть, эльфы разберут их на мослы, и этот первый в их жизни рассвет станет последним. Все могло случиться сегодня.
Даниэль неотрывно смотрел на темные силуэты эльфийских воинов, лежащих на земле. Он читал заклятие, мысленно складывая одну кость с другой, ломая, строя заново весь скелет, утолщая, сдваивая, страивая кости. Он создавал сейчас новые существа. В этот миг он был Творцом. Он был Демиургом.
И на земле внизу, послушные его мысли, вырывались из тел и складывались вместе кости. Большие, маленькие, толстые и тоненькие, прочные и хрупкие, дополняя друг друга, собирая новое существо, мало чем напоминавшее эльфа.
И вот через несколько мгновений на земле стояли два очень странных создания. Белые кости, еще покрытые свежей кровью тускло отсвечивали в темно-сером предрассвете. Низкие, приземистые и широкие, они очень прочно стояли на своих четырех коротких кривых лапах. Существа почти прижимались к земле, обретая таким образом невероятную устойчивость. Внушительный длинный хвост со свистом метался из стороны в сторону. Две жуткие башки сидели на плечах у каждой костяной твари. Морды широкие, как у аллигаторов, но короткие, напичканные зубами до самых ушей. Одна из тварей лязгнула компостером и внезапно как-то очень легко и гибко скакнула в сторону, будто пробуя свое новое тело. Вторая, вертя хвостом, как гепард, прыгнула следом.
Скакунцы могли бы прыгать друг за другом еще долго, если бы не окрик некроманта. Оба костяных прыгуна тут же замерли, а потом, фыркая и подстегивая себя хвостами, понеслись в разные стороны - к деревьям, на которых засели эльфы, ближайшим к тем, что заняли гоблины. Они на миг прижались к земле еще ниже, а потом скакнули вверх метров на десять. Кривые когти вцепились в кору. Скакунцы ловко поднимались, перепрыгивая временами с эльфийского дерева на гоблинское и обратно – все выше. С эльфийских расположений раздался звук сигнального рожка. Бойцы бросились к краю площадки. Из-под установленных на подпорках щитов показались тускло отсвечивающие наконечники копий.

* * *
Ситуация начала потихоньку выраниваться, и эльфийские войны теперь старались использовать каждую свободную секунду для отдыха, для того чтобы сделать глоток воды. Когда шок первых минут опасности ослабел, когда стучавшее как молот кузнеца сердце немного успокоилось, когда в считаные минуты делалось то, для выполнения чего раньше требовалось больше времени, нервы стали брать своё, ибо даже у перворожденных они не железные. Активность противоборствующих сторон спала, лишь изредка лучники, контролировавшие расположение Орды, делали выстрел-два по мимолётно появляющимся в бойницах мордам гоблинов. Над крепость стояла тишина, прерываемая лишь изреко стонами переносимых раненых, и лишь однажды, после очередного выстрела "на удачу" с малого дерева, занятого гоблинам раздолось здавленное шипение гоблина, который по неосторожности задержался в бойнице на мгновение дольше обычного, и судьба в лице белооперённой эльфийской стрелы оборвала его земное существование.
Но спокойствие было лишь кажущемся. Зоркие эльфийские глаза часовых сквозь тьму постоянно всматривались вдаль, в сторону Гаваней. Теперь бойцы ждали нового пявления войск Орды.
Один из часовых, кинувший нечаянный взгляд на землю застыл, запечатлев на лице невообразимый ужас. На его глазах из тел его погибших товарищей сами собой стали вылазить кости и собираться в некую массу. Через некоторое время на земле уже дёргали головами две двухголовых твари, кторые в свете догоравших гоблинских обносков выглядели настолько зловеще, когда твари полезли по дереву к площадкам, из глотки эльфа вырвался лишь сдавленный стон, и он смог лишь толкнуть в плечо свего товарища, и показать вниз. Раздался сигнал тревоги, и наконец явившийся свету голос онемевшего от ужаса стража возвестил всей крепости" У орков некромант!" Похватав копья, защитники бросились к парапету, предусмотрительно отрядив двух войнов для прикрытия щитами, выставив копья из под щитов стали пытаться сдерживать сей плод трудов тёмного мага. Тварь оказалась очень ловкой для своего размера, и с кажущимся аппетитом перекусывала копья , которыми пытались её отогнать. Наконец Войнам удалось завести копья под лапы твари, и одновременно дёрнув, сбить ей равновесие. Самый быстрый, и самый отчаянный страж выскочив из-под спасительных щитов сумел с силой ударить тварину между головами, за что и получил эльфийскую стрелу из гоблинских лап в плечо. И без того потерявшая равновесие тварь с воем полетела вниз, со страшной скоростью болтая в воздухе короткими лапками.
В другом крыле ситуация складывалась немного по другому. После сигнала, и крика, войны тоже кинулись к парапетам, но... успели лишь заметить, как тварь вспыхнула, и с неменее выразительным воем полетела в низ. За спинами раздался тихий но радостный ропот, бойцы как по команде повернули головы, и увидили приближающихся магов. Они были обрадованы, командование их не забыло.

* * *
Скакунцы слетели вниз, на землю. Одного сбросили вмиг сориентировавшиеся эльфийские бойцы. И костяная тварюжка, лязгая челюстями, бешено крутя хвостом и кувыркаясь в воздухе, свалилась с пятидесятиметровой высоты. У Скакунца отвалилась одна голова и сломались все четыре ноги. Второго сжарили маги. В пепел.
«ЫЫ---ы--Ыы!!! – мысленно взвыл Даниэль, - бедная моя зверюшка! Спалили гады!! А я еще не верил Торок, когда она говорила мне, что может сжечь кости в прах. Где же ты теперь, чертова эльфийка? Где чертов транспорт? Где чертова бомбардировка? Где чертова поддержка с земли? Все козлы! Дайте только вернуться в порт – всем люлей отвешу».
Даниэль снова ломанулся к краю платформы – гоблины прикрывали командира щитами со всех сторон. Надо было спасать хотя бы одну оставшуюся костяную тварь. Иначе, если эльфы начнут атаку, да еще при поддержке магов, штурмовикам не поздоровится. Некромант ласково потянулся мыслью к Скакунцу, который обиженно стегал хвостом по земле и изо всех сил пыжился встать на сломанные ноги. Ничего не получалось. Скакунец валился обратно на землю и горестно подвывал, жалуясь на судьбу. Даниэль срастил кости и послал Скакунцу такой яростный приказ, что того прямо подкинуло в воздухе. Тварюка снова полезла на дерево, но теперь она поднималась по гоблинской башне. Эльфы естественно все видели и снова поставили в оборону копейщиков. Теперь у эльфийских бойцов был опыт сбрасывания Скакунца. Но последний тоже помнил отнюдь не мягкую посадку и теперь действовал по другому. Он не стал лезть под щиты к эльфам. Зверюга ввалилась на гоблинскую площадку и оттуда, с борта, сиганула прямо сверху на подпертые и укрепленные щиты, заскользила, пытаясь закогтиться на наклонной плоскости, но тут же получила в грудь сразу штук пять копий. Эльфы уперлись и всем весом выдавили зверя со своей территории. Скакунец перепрыгнул обратно на гоблинскую площадку и скрылся за бортом, обиженно рявкая оттуда на упрямых противников. Скакунец ждал удобного момента, думал, что если его не видят, значит думают, что его нет. Но эльфы, к сожалению наивной зверушки, отчего-то не поверили в исчезновение Скакунца и оставались на местах, бдительно держа наготове длинные копья.
КОПЬЯ – ПЛОХО. Эту мысль новорожденный Скакунец уже успел осознать.

Даниэль обхватил голову руками. Если транспорт не придет, нужно будет выводить солдат из этой ловушки. Их зажали в тиски превосходящие силы противника. И пока никакого просвета во всем этом дерьме Даниэль не видел. Еще и сами деревья взбесились. Тонкие ветки мотались, будто в сильнейший шторм, хотя вокруг был штиль, с самого вчерашнего вечера. Эти прутья без перерыва хлестали и шлепали по шлемам и наплечникам штурмовиков. Поначалу бойцы не обращали на это внимания, потом это стало жутко раздражать. Кое-кто пытался рубить хлещущие ветки, но так недолго было и задолбаться – веток на дереве росло целый миллион. Отрубить все не удалось бы и за три дня. Трал, которому один из прутов пребольно хлестанул по уху, подпрыгнул, ухватил целую косу тонких прутьев и, уперевшись ногами в пол, начал драть и тянуть на себя толстую ветку. Трещали мускулы и связки разъярившегося орк, трещала ветка. В конце концов Трал сдался и выпустил безвольно обвисшие прутья. «Задушил что ли?» - подумал орк и, махнув рукой, уселся в безопасном месте за бойницей.
И в этот момент в небе над лесом показались темные тени. Даниэль присмотрелся и вдруг глаза его распахнулись от удивления. Это был его транспорт, но В КАКОМ ВИДЕ!!!! От двадцати девяти летучих тварей осталось меньше трети. Но они все же прилетели. Слава тебе, Господи-Боженька! Кто же их так отделал? Впрочем сейчас это почти не важно.
Драконы летели не так, как было условлено в первоначальном плане (а условлено было 100 метров над верхушками деревьев). Кто-то из офицеров был с ними наверняка. И теперь все изменилось. Драконы шли на самой максимальной высоте, которую только могли выдержать пилоты. Отсюда Даниэль даже с трудом их посчитал. Осталось восемь. «Молодцы! – мысленно похвалил их Даниэль. – Только не вздумайте сейчас бомбить! Главное, чтобы там, на драконах, была не герцогиня Анджела. Чокнутая вампирша непременно засыплет бомбами всю поляну, включая нас. Хоть бы там была Торок. Это опытная наемница. Без разведки и команды не станет ничего делать».

На одном из эльфийских деревьев завозился Драколич. Он все это время упорно «прятался», хотя рогатая драконья башка торчала из веток, как поплавок над водой. Но не смотря на это, костяной дракон думал, что его не видно (что за шиза у созданий, сделанных из эльфийских костей? – постоянно пытаются заныкаться, а потом «внезапно» напасть).
Но теперь вдруг Драколич хрюкнул, гавкнул и начал активно шевелиться. На эльфийских воинов сверху посыпались сломанные ветки, прутья и остатки листьев. Эльфы закрылись щитами и готовы были при первой же опасности перегруппироваться.
Драколич гнездился, возился, дергался и вдруг, раззявив пасть величиной с ворота, заревел дурным голосом. Летучая крыса отчаянно звала на помощь Хозяина. И было отчего. Дерево качалось и сотрясалось от могучих рывков шеститонного некромантского питомца. Трещали кости и ветки, но Драколич был полностью опутан этими самыми ветками бешенного гибрида дерева и тумбочки.
Даниэль вскочил и схватился за голову. На глаза навернулись слезы злого отчаяния. Ну что за сраный сегодня день?

* * *
Драколич ревел и бился. Даниэль в бессильной ярости пару раз треснулся лбом о борт площадки. Но сразу же одумался – было больно.
Его обложили как лису в норе. Конечно, приходилось бывать в ситуациях и похуже, но вот Драколич всегда был огромной силой. А теперь это дерево – это детище Мичурина и доктора Франкенштейна - оно пыталось лишить Даниэля его козырного туза, его любимого летучего питомца, который десятки раз выносил Хозяина из смертельных опасностей.
Он послал приказ Драколичу: «Ко мне! Ко мне, Крыса!» Драколич взвыл, рванулся еще отчаяннее и вдруг из веток на свободу вырвалось одно из могучих крыльев – огромное, безумно дергающееся, оно трепыхалось, раскачивая дерево и помогая костяному дракону. Следом за крылом в небо с диким свистом взметнулся длинный хвост. Взлетел, на миг задержавшись в зените и обрушился на дерево. Чудом промахнулся мимо балкончика с эльфийскими воинами, снес один из перекидных мостиков. Дерево загудело. Эльфы устояли на ногах, но было совершенно ясно, что если этот хвост, в дикой ярости мечущийся и хлещущий по стволу, попадет по площадке, она не выдержит. Бойцы отступили ближе к входу в дерево. Уж оно должно было точно выдержать нападки даже самого злого и яростного драколича. Эльфы были готовы в любой момент укрыться внутри спасительной крепости. Они в любой ситуации оставались отличными воинами и поэтому не собирались гибнуть просто так, от случайного удара.
В это время Драколич, громогласно рявкая, выдрал из дерева второе крыло. И еле-еле поднялся в воздух. Он пару раз махнул крыльями, выровнялся. Клацнув длиннющими зубами в сторону дерева, которое было окончательно измочалено, дракон взвился в небо. Он был очень обижен.
Эльфы облегченно вздохнули. Не смотря ни на что, было довольно жутко ощущать у себя над головой, в кроне дерева-крепости, присутствие такой отвратной тварюки, как Драколич.
А дракон, оскорбленный тем, что его так неожиданно схватили и не хотели отпускать, растопырил крылья и на бреющем полете пошел прямо над землей по поляне. С огромными деревьями он теперь связываться опасался, но вот в лесу заметил конские движняки. И теперь, взмахивая крыльям и цепляя когтями землю, пропахивая в траве глубокие борозды, дракон какими-то судорожными скачками бежал к лесу. Перед первыми деревьями он затормозил. Отвел назад гигантские крылья, вытянул мотающийся хвост, всунул длинную шею с рогатой башкой между стволов и дико рявкнул на бросившихся в рассыпную конников. После этого Драколич перебежал на другое место и снова, засунув голову в лес, огласил чащу жутким ревом. Напугав до полусмерти лошадей и их всадников, удовлетворив таким образом оскорбленное чувство гордости, он подпрыгнул пару раз, разбежался и тяжело поднялся в воздух.
Теперь он собирался кружить над деревьями до тех пор, пока Хозяин не позовет его. И больше никаких гнезд на деревьях. А ведь оно было таким большим, таким уютно-подходящим по размеру…
Эльфы следили взглядом за поднимающимся костяным драконом. Как вдруг один из эльфов, стоявших у баллисты, заорал:
- Воздух!
Все мгновенно вскинули головы. Все, включая штурмовиков и Даниэля. «О, только не это»! – взмолился некромант. Секунду назад он сияющими от счастья и гордости глазами следил за своим питомцем, наблюдая его победу над эльфийскими боевыми деревьями-мутантами. Он уже подумал было, что черная полоса невезенья прошла. Но теперь команда «Воздух» все посылала к чертовой матери. Она могла означать только одно – началась бомбежка.
Над гарнизоном повисла гнетущая тишина. Каждый боец напряженно следил за небом. Там, в сумасшедшей вышине, темными точками кружили драконы. А к земле неслись, с каждой секундой приближаясь, три непонятных предмета. «Почему так мало? – Даниэль ничего не понимал. – Это всё? Это вся бомбардировка? Ну гады! Ну если бомбите, так сыпьте все! Убейте всех, до одного, вместе с нами. Что ж вы по три штуки кидаете? Корректировки все равно не будет. Наших знаков с такой высоты вы не услышите».
Но вдруг он понял – это были не бомбы. С неба падали …. Три человеческие фигуры.
- Што за хренотня? – рассеянно процитировал некромант знаменитую фразу Торок.
- Это люди, генерал, - с готовностью ответил сидевший рядом десантник.
Эльфы тоже забубнили на своих позициях. Они еще раньше рассмотрели, что их бомбят вовсе не снарядами – на них сбрасывали людей.
- Не понимаю. Это что? Новый орочий способ сбрасывать десант? – проговорил один из эльфийских офицеров. – Это похлеще «шкуродера» будет. Там хоть жив останешься. А эти… Если такой способ орки будут применять для всех своих войск, думаю, мы очень скоро выиграем войну.
Зоркие глаза эльфийских воинов неотрывно следили за падающими телами.
Все ниже, ниже. Они должны были упасть на поляне перед деревьями.
Вот уже двести метров до верхушек деревьев.
«Ну что же они предпримут? В чем секрет»? – думал эльфийский офицер.
«Да кто это, черт побери? Это ведь не гоблины», - думал в ответДаниэль.
Сто пятьдесят метров до верхушек деревьев.
Тусклые, местами ржавые доспехи.
Сто метров.
Круглые щиты и длинные мечи.
Пятьдесят.
Трое падают совершенно спокойно, молча, сосредоточенно.
Верхушки деревьев.
Стволы.
Площадки с изумленными лицами.
Еще тридцать метров.
Зелень.
Запах травы.
Земля!
Удар!!

Весь гарнизон затаил дыхание. Над бортами площадок и в бойницах показались десятки лиц. Все смотрели на то место, где так страшно ударились о землю три человеческих тела. Удар был сухой, звонкий, будто упало не живое человеческое тело, а мешок с железом. Вверх столбом поднялась пыль. Шлемы, доспехи, оружие разлетелись на несколько шагов.
Тела были похожи сейчас на бесхозные помойки.
И вдруг – что за дьявол? – пыль стала оседать быстрее и целенаправленнее, шлемы и щиты качнулись, поползли друг к другу. Секунду ничего не происходило. И вот на поляне в страшной тишине раздался сухой треск костей. Мусорная куча в один миг рванулась вверх и разобралась на три части. Еще через секунду перед деревьями стояли три скелета-воина. Доспехи, шлемы, щиты, мечи в заплечных ножнах. Один из скелетов держал свою голову в руках. Он подошел ко второму, всунул ему в руки голову в шлеме и вцепившись в его собственную башку, с треском свернул ее с шеи. Водрузил себе на плечи и клацнул челюстью. Раздалось тихое сипение – скелеты смеялись. У третьего скелета, того, что стоял в центре, за плечами было укреплено перекрестье с истлевшим знаменем. Уже невозможно было разобрать рисунок. Знаменосец повернул голову и осмотрел позиции пустыми глазницами. Поднял голову и безошибочно уставился в ту сторону, где сидел сейчас Даниэль. Телохранители чувствовали своего Хозяина. Они сделали несколько шагов по направлению к центральному дубу. По-видимому, телохранители собирались взобраться на дерево-башню к своему хозяину.
Густо-синие глаза некроманта готовы были выпасть на пол от удивления. Даниэль сморгнул. Такого даже он еще не видел в своей жизни.

@музыка: Karl Jenkins - Dies Ira

@темы: фанфик, орки, некромантия, магия, гоблины, вампиры, Торок, Малькольм, Даниэль, Анджела, эльфы

URL
   

Enriel-book

главная