14:13 

Фанфик про Даниэля и войну с эльфами. Часть 2. В бонус - смерть и воскрешение Торок.

ogniana
Смейся, Абе-Но-Сеймей...
Батальон скорым шагом шёл по дороге. Капитан всю дорогу думал о том, что он будет делать, если крепость всё-таки пала? Хоть она и имеет свои особенности, штурмовать её с ходу никак не получится. Придётся ждать Нэилю, но когда он подойдёт, через пару часов, а может через день? Это время может очень дорого стоить эльфам. За своими размышлениями Тёмный не сразу обратил внимание на скорчевшегося от боли и упавшего война, шедшего в первом ряду. Он дал знак остановится, хотя войны и сами выполнили команду, налетев на спины резко остановившихся первых рядов. Конечно, сотня орков в таком случае просто повалилась бы на землю, но эльфы отличались своей ловкостью, и поэтому удержались на ногах. Денорд подошёл, чтоб узнать, что случилось. Из ноги война торчала странная железяка. Подоспели целители, они осмотрели ногу, извлекли из неё инородный предмет, как они выразились, и отдали его капитану. "Роза кавалериста. Мы такими не пользуемся, откуда она сдесь?" Вперёд были отправленны несколько войнов, через пару минут они вернулись ещё с тремя. "Кто-то их сдесь оставил специально, и помоему этот кто-то имеет длинные клыки, и зелёную кожу, но не дракон" - рассмеялся просебя тёмный, но лицо его оставалось серьёзным:" Занять оборону вдоль дороги! Обращать внимание на каждый шорох! Вторая рота - расчистить дорогу. Первая - прикрывает!" Не без помощи магов, через десять минут дорога была свободна. Благо за это время в лесу никто не пявился. Все найденные звёзды были поделены между ротами, сложены в мешки, и батальон снова продолжил путь, но теперь все внимательно озирались по сторонам. Через пятнадцать минут достиг Крепости.
Вперёд были высланы две группы разведки. Они принесли очень интересные новости.
- "Только что с центральной башни взлетело Нечто огромное, похожее на дракона, и дико ревущее. На задних башнях тихо, похоже они покинуты, и я думаю, мы сможем незаметно пробраться на них." долложил командир развед группы.
- "Хорошо, я думаю нам следует разделиться. , ты возмешь первую и вторую роту, и поднимешься на восточную стену, я с остальными возьму западную. будте осторожны. Пошли."
- Приказ по цепочке был передан всем остальным, и вот группы отправились на штурм собственной крепости. Группам удалось пробраться незамеченными к крайним деревьям. Двери оказались незаблокированными. Когда группа Денорда поднялась на верх, первое, что они обнаружили - это аккуратно сложенные тела погибших войнов." На орков не похоже, подумал тёмный, но кто тогда?" Ответом на сей вопрос стал эльф, которого привели трое войнов, тот отчаянно им сопротивлялся.
- "Кто это?"
- "Он молчит. Мы взяли его в коридорах, когда он набросился на нас. Хороший воин, он успел двоих отправить к Мандосу, мы его еле удержали, похоже он немного помешался."
- "Ещё бы, я б от такого тоже на кого-нибудь кинулся, - Тёмный показал на эльфийские тела. Похоже его оставили присматривать за всем этим, странно что одного"
- "Нет, не одного" раздался голос сзади. Тёмный резко развернулся, выхватив меч, и выставил его перед собой. "осторожнейней", сказал стоящий, опершись на копьё, как на посох воин.
- "Это тебе следует быть осторожным, чтоб я не разрубил тебя." - ответил Денорд "Я - ДенордБлэк, капитан стражей, я привел подкрепление. Что у вас тут случилось? Какова ситуация, и кто этот воин?"
- "Приветствую вас, капитан" эльф попытался вытянутся, но видно травмированная нога помешала ему сделать это. "Я Сорон, командир этой башни. Нас вдвоём оставили присматривать за башней, но он куда-то пропал, я долго не мог его найти. Орки атаковали нас с воздуха, на передних деревьях погибло очень много войнов, их всех перенесли сюда, а всех боеспособных забрали. Главные башни захвачены. Был высажен десант, но его блокировали. Мы потеряли четыре центральных дерева передней линии, но враги оказались в ловушке, им некуда деваться. На восточное крыло недавно прибыли маги из Башни. Нам удалось наладить связь с той стороной."
- "Хорошо, Мы пойдём дальше, несколько бойцов остануться с тобой, и перейдут под твоё командывание." Капитан повернулся к остальным: "Третий десяток четвёртой роты, вы переходите под командывание Сорона, и остаётесь сдесь, будете выполнять функции гарнизона. Остальные, двигаемся дальше. Да, сюрпризы, найденные на дороге оставьте сдесь."
Группа двигалась вперёд, оставляя на каждой башне по десятку войнов, и таким образом к тому моменту, как скелеты закончили своё падение, на Граничном дереве оказалась третья рота в полном составе, в сопровождении магов, ведомая Денордом и Гвейном. Рота вновь разделилась. Денорд , Гвейн и половина роты поднялись на площадку, вторая половина, под командыванием ротного, ии половина магов направились к нижнему переходу. За время пути, Тёмный узнал и примерную численность противника, и про костяного монстра, и про некроманта, и про магов на другом крыле, и все остальные подробности ночного нападения. Выйдя на площадку, капитан обратился к Магу
- "Попробуй установить связь с тем крылом, узнай что там происходит."
Гвейн сосредоточился. Через мгновение, на его лице появилась улыбка, а через полторы минуты, он уже рассказывал:
- "На той стороне Истар, очень сильный маг, с ним 50 магов, и стлько же целителей. Вторая половина батальона уже подошла, правда они потеряли... а, они оставили половину по дороге, в качестве охраны."
- "Скажи чтоб подготовились к атаке через пять минут. Ждать больше нельзя, пусть доложат о готовности, атакуем одновременно на счёт три."
- "Три!" Волны, от взрывавшихся файерболов снесли все созданные в проходах барикады практически одновременно, отбросив задержавшихся гоблинов, и засыпав остальных горой осколков, крупных щепок, и прочим хламом. Атаковавшим нижние проходы приходилось немного проще, ведь им на головы не сыпались стрелы с площадок главных деревьев. Эльфийские войны соорудили некое подобие "черепахи", выставив щиты вперёд, и подняв их над головами. Меж войнами, несущими щиты укрывались лучники и маги. В восточном крыле их было больше, поэтому атакующие продвигались быстрее, на западном фланге вся грязная работа досталась стали, к тому же на площадке находился костяной монстр, но эльфийские войны, уже имевшие опыт общения с этим зверем знали его особенности - жестокую ярость, грубую мощь сочитавшуюся с детской наивностью. Монстр, будто играющий щенок, присел, махая хвостом, клацнул огромными зубастыми пастями, и прыгныл на эльфов. Первые ряды ускорили шаг, врезавшись в толпу гоблинов. Оставшиеся выставили более двадцати копий под углом, уперли их в настил, и стали отходить с той же скоростью, какой на них летела тварь, волоча концы по настилу. Копья естественно прошли скозь кости, лишённые какой либо плоти, но попали между ними враспор так, что приземлившийся монстр оказался на подставке, закрыв собой войско от верхней площадки. К счастью эльфов, копьев оказалось достаточно, чтоб выдержать вес чудовища. а дальше дело осталось за магами, которые бесцеремонно подожгли Зубастика, и скинули его с площадки, к великому ужасу некроманта, для которых подобные творения обычно как дети. Тем временем в коридорах башни шёл ожесточённый бой. Гоблины отчаянно сопротивлялись, но эльфы брали числом, и наличием поддержки магов. Гоблины стали отступать в главные деревья, с восточной же стороны отступать было некому, маги жгли всех на месте. Они даже смогли занять основание второй башни, и медленно но верно, обе стороны несли большие потери, но войны Орды не привыкли их считать, а для эльфов главным было уничтожить десантный отряд. Потери будут считать потом.
Таким образом, через несколько минут атаки, эльфы вернули себе обе малых башни, а бои шли внутри главных деревьев, но штурмовые отряды столкнулись ещё с одной проблеммой - кроме гоблинов, главные деревья защищали ещё и два огромных орка, могучих и опытных война, а маги больше не могли оказать поддержки, они почти выдохлись, и теперь берегли силы на всякий случай, но свою задачу они уже выполнили.
Всё время атаки, Истар с десятью магами следили за кружащими над крепостью драконами...
* * *
После отлета десантников Торок приняла на себя командование. 2-й взвод под ее руководством грузил ведерные бомбы в большие короба. Двадцать девять здоровенных корзин с «подарками» были готовы через пол часа. К ним привязали веревки для возможного спуска груза – на всякий случай.
Все это было лишь перестраховкой. Операция по взятию Даниэлем эльфийской крепости была рассчитана по секундам, и только крайнее невезение или непредвиденные обстоятельства могли помешать ее удачному завершению. Но уж Торок знала точно – на войне бывает всякое.
Три четверти жизни огненная эльфийка воевала, билась, сражалась, убивала, сворачивала шеи, и жарила-жарила-жарила огнем живые тела. Уже не осталось на земле людей, знавших ее настоящее имя. Слишком давно не произносилось оно вслух. Но многие до конца своей жизни не забудут ее кровавое, полное злобного бешенства и неукротимой ярости прозвище – Торок. Даже сумасшедшая герцогиня Анджела – дочь графа Кондора – с уважением смотрела на огненную эльфийку. А до сего дня под этим солнцем не было живого существа, которое было бы, по мнению Анджелы, достойно уважения.
Торок завершила работы. 2-й взвод отправился балабасить. Тем более, что из десантных котлов по всему орочьему расположению уже плыл шикарнейший запах масляной гречневой каши с мясом. Гоблины с котелками расселись вокруг костров и уплетали за обе щеки, расхваливая повара-Кешу. Кеша – орк-крестьянин – довольно лыбибся, выставляя длинные нижние клыки.
После ужина гоблины разошлись по своим углам. Подтачивали мечи, подбивали щиты, ковырялись в доспехах. Торок ждала транспорт. Ждала и волновалась. Драконы опаздывали. Они должны были вернуться в порт минут десять назад. Все было рассчитано очень точно.
Лишь через полчаса, когда эльфийка уже успела в ярости спалить две палатки, набить морду одному из орков батальона Эйхорна, сунувшемуся на запах мяса, и раздать штук двадцать нарядов вне очереди дневальному 2-го взвода и каждому гоблину, попавшемуся на глаза, - лишь через пол часа в небе показались черные тени. Торок замерла с перекошенным лицом. Глаза ее вдруг расширились, а потом сузились в две злобно-черные щели – в порт вернулась лишь треть транспорта. Эльфы видно приготовили сюрприз десанту – на базу возвращались только шесть драконов из девяти и две из двадцати виверн. Это была самая поганая новость за последнюю неделю.
Через минуту, когда драконы сели, Торок уже приняла решение. Летучих тварей напоили, и гоблины в срочном порядке стали грузить на оставшийся в живых транспорт корзины с бомбами. У каждого ведра был длинный фитиль, размеченный по времени. Это было очень точное оружие. Испытания и тренировки показали, что гоблины отлично освоили технику расчета времени горения фитиля по его длине.
Торок решила лететь на том, что осталось. План отправлялся к черту, но совсем не полететь было бы убийственно для штурмовиков. Торок полетела бы даже в том случае, если бы в порт вернулась одна полудохлая виверна. Но летучих тварей осталось восемь. Поэтому через несколько минут груз был готов. Одно отделение из 2-го взвода заняло места пилотов. На восьмом драконе оказалась сама Торок. Не успела она отдать команду взлетать, как почувствовала, как сзади нее кто-то уселся. Эльфийка оглянулась и едва не вскрикнула – прямо за ее спиной на драконьей шее умостились три скелета – телохранители Даниэля. Торок содрогнулась, вспомнив, как эти три скелета играючи разнесли в клочья ее отряд в Землях Гондора. Даниэль рассказал эльфийке об этих воинах.
Скелеты при жизни были братьями-близнецами. Великими воинами и могучими бойцами. Но вместе с силой они получили от родителей и ум с хитростью. Поэтому однажды они решили обмануть саму Смерть. Убили трех человек и, отделив их лицевую часть черепа, сделали себе маски. В этих масках братья были неуязвимы, потому что бродящая меж воинами смерть смотрела на эти маски и узнавала их. Она видела, что этих она уже забирала когда-то. И проходила мимо. Но когда братья заработали огромное состояние, они решили пожить в свое удовольствие, и сняли маски. И когда пришло их время умереть, Смерть встретила их в загробном мире. Она узнала об обмане и изгнала братьев из своих чертогов, сказав им на прощанье: «Вы не хотели умереть, ну так и не умирайте. Пройдет время и вы будете молить о смерти». Она наказала их, принудив многие столетья отрабатывать прощение. Поэтому теперь три брата-близнеца свято хранят того человека, для которого являются телохранителями. Это непобедимые бойцы, которые не нужны даже самой Смерти. И потому убить их просто невозможно. Смерть отказывается от них.
«Но особенность их в том, - рассказывал Даниэль, - что они охраняют только одного человека. Теперь это я. Но если рядом будешь стоять ты, и на тебя нападут, не жди от скелетов помощи. И даже я не могу приказать им защитить тебя. Они делают только то, что считают нужным – но жизнь мою они сохранят любой ценой».
И вот теперь эти братья Ужасы сидели за спиной Торок.
«Неужели у Даниэля такие проблемы, что скелеты подорвались лететь? Тогда надо спешить», - Торок зло сплюнула и скомандовала взлет. Драконы летели назад, в Осто.

* * *
Скелеты, словно альпинисты с двадцатилетним стажем, забрались на площадку по стволу дерева. Они взяли некроманта в кольцо. Даниэль затравленно оглянулся. «Что-то сейчас начнется. Фелорий предупреждал ведь – телохранители чуют бой. Чуют опасность. Они прожили, точнее, просуществовали столько времени, что без проблем могут предугадать действия смертных, да впрочем и бессмертных тоже. Так значит, что? – Даниэль закрыл глаза и глубоко вдохнул, - значит, сейчас начнется». И оно началось. Даниэлю не было нужды орать и отдавать команды. Его роты были лучшими. Эти парни прошли такую подготовку, которая обеспечивала выживание в любой ситуации, из которой есть хоть один крошечный выход. Но вот как раз выхода-то и не хватало. Не было этой спасительной маленькой норки, в которую можно было ускользнуть. И гоблины сдавали позиции. Больше тысячи эльфийских бойцов было сейчас здесь, в этой крепости, против ста тридцати гоблинов. Десантников просто сносило эльфийским напором. Мало того, что эльфы мало уступали штурмовикам по подготовке, так у них еще было огромное превосходство в численности. И парни сдавали позиции. Отступали, как могли сохраняли боевой порядок, бешено отмахиваясь, отстреливаясь, прикрывая друг друга, но все же отступали, отступали.
Сначала в горячке боя эльфы не обратили внимания, но потом, когда они заняли уже две малых башни, они стали замечать очень странную особенность: у всех гоблинских трупов отсутствовала одна из рук.
Один из эльфийских воинов отбил выпад гоблинского меча, заставив штурмовика открыться. И тут же под ребро гоблину ударило копье – эльфы работали слаженно и четко. Эльф-мечник, довершая начатое, пластанул мечом перед собой, стремясь отрубить гоблину голову, но тот дико изогнулся назад, подставив под удар меча руку. Брызнула кровь, лезвие четко по локоть срубило руку штурмовика. Но вместо того, чтобы со спокойной совестью сдохнуть, гоблин, задыхаясь от боли, подхватил обрубок и , размахнувшись, швырнул его дальше по коридору, в сторону отступающих соратников. Эльфы невольно проследили глазами за полетом обрубка. Его поймал гигантский орк. Схватил так жадно, будто голодный пес кусок мяса. Схватил и мгновенно сунул в большую котомку на поясе. Эльфы успели заметить, что эта котомка была уже под завязку набита… отрубленными руками гоблинов.
А умирающий под ногами эльфов однорукий гоблин как-то очень странно, облегченно и спокойно ухмылялся, нацеливая в грудь эльфа-мечника маленький конный арбалет. Копейщик не успел. Древко копья вонзилось в сердце гоблина, но небольшая стрелка уже торчала в горле эльфа-мечника.
На восточных позициях дело было гораздо хуже. Штурмовики были простыми парнями, привыкшими иметь дело с такими же воинами, как и они сами. Но здесь и сейчас против них выступали маги. Щиты не могли спасти от пламени, которое в считанные секунды прожаривало все: дерево, металл, доспехи. Здесь не могло быть речи об обороне. Тут шел размен жизней на секунды. Каждая секунда стоила жизни. А секунд прошло уже много. Гром отступал, Гром метался в разные стороны, но ничего не мог поделать – везде было пламя, огонь, пожирающий все. У орка почти не осталось бойцов. Но все они, рискуя собственными жизнями, так же выносили с поля боя те самые руки. Руки погибших или еще живых товарищей, соратников, друзей.
Гром хватанул ножом по локтю обгоревшего до черноты, но все еще живого штурмовика. Рванул, попытался бежать дальше и понял, что не дорубил. Понял, что тащит за собой на полоске мышц все тело гоблина. Еще живое, упорно не желающее умирать. На обгоревшем лице десантника остался целым один глаз. И этот живой глаз, желто-зеленый, с темным ободком, сейчас с такой надеждой смотрел на Грома. Орк взревел от отчаяния, топором отмахнул руку и бросил ее в котомку. Гром делал все, что было в его силах. Но этого оказалось все равно слишком мало.

Даниэль видел как погиб Скакунец. Но его сейчас волновали совсем другие чувства. Он видел, как падают на площадке малой башни его ребята. Каждый из них зубами цеплялся за жизнь, но эльфов было слишком много.
«Я вернусь, - отрешенно думал некромант, - я вернусь в Порт, чего бы мне это ни стоило. И вот тогда каждый из этих ублюдков генералов заплатит мне кровью за каждого моего бойца. За каждого упавшего сейчас здесь. За каждого, не дождавшегося поддержки великой Орды. За каждого, умершего за тех, кого не интересуют списки погибших, кому не нужно ничего, кроме наживы и богатства эльфийской столицы. Каждому воздастся. Каждый ответит. Калорезы-мудаки. Вы ответите мне за все. Ты мне ответишь, слышишь??? Великая Орда, ты ответишь мне за моих парней!!»
На площадках центральных деревьев одновременно появились Трал и Гром. Оба орка-офицера были с головы до ног улиты кровью. У Грома обгорели волосы. На площадке Даниэля и Трала было около тридцати гоблинов. У Грома на соседней было лишь семеро бойцов.
Внутри деревья были захвачены эльфами. Гоблинам остались лишь площадки двух центральных. Двери тут же забаррикадировали. Гром подал идею, а Трал на своей площадке подхватил – с края борта площадки содрали баллисты. И ими завалили входы. Для надежности подперли копьями. Отошли к краю. Это был действительно край. Дальше отступать было некуда. Каждый понимал, что сегодня умрет. Бледные лица были спокойны. Но в этой битве им не устоять. Он потерял почти сотню бойцов.
«Иду в рай за собачее долготерпение.
Братцы-живодеры, за что же вы меня?», - думалось Даниэлю легко, спокойно. Все было решено. Он не сдастся живым. Ни за что. Потому что если его возьмут, то обязательно повесят. Некромант больше всего на свете боялся виселицы.
Однажды давным-давно, в тусклый дождливый день Даниэля уже вешали. Земляки, соседи, бывшие приятели. Он помнил это чувство – когда мокрая шершавая веревка режет кожу на горле. Хочется почесать шею, но нельзя. Во-первых, связаны за спиной руки. А во-вторых, неудобно. Стыдно. Ведь это казнь. Повешенье. Его собственное. А он будет дергать веревку на шее. Не хватало лишь расплакаться. Поэтому он просто стоял и терпел.
Тогда его спасли эльфы. Не такие, как эти вот. Другие – рыжие, золотые, алые – огненные. А теперь по странному капризу судьбы его убьют те, кто так похож на его спасителей.
А в том, что его казнят, и именно через повешенье, Даниэль не сомневался. Ни капельки.
Вдруг на соседнем дереве раздался оглушительный взрыв. Даниэль вскинул голову вверх и увидел брюхо огромного черно-красного дракона, выходящего из пике над соседним деревом. Дракон раззявил пасть и харкнул вниз струей жидкого пламени. Но в этом уже не было необходимости – площадку до основания разрушил взрыв. Дракон несколько неуклюже развернулся и завис над другим деревом. Но вдруг раздался железный лязг, будто разом вибрировал десяток металлических пластин. Дракон дернулся, стал заваливаться на бок. Дальше все смешалось в глазах некроманта – черно-красная туша пошла свечой вверх, снова лязг, судорожная дрожь черных крыльев, дракон, заваливающийся на спину в рассветно-алых небесах, и дикий, пронзительный девичий крик.

* * *
Торок вела своего дракона кругами. Высота была огромной. Внизу почти ничего нельзя было различить. Где были десантники? Что за позиции? Координат бомбежки нет. Торок подумала о том, чтобы просто засыпать поляну бомбами. Просто сбросить весь боезапас и улететь. И никогда потом не простить себя за это убийство своих. Спускаться эльфийка не решалась – транспорт лишился двух третей летного состава – по неизвестным причинам. Торок думала об орудиях. И поэтому продолжала держать высоту. Прошло несколько минут, как вдруг за спиной эльфийки раздался легкий шорох. Она едва успела обернуться – скелеты, что сидели за ее спиной, спрыгнули вниз. Торок обалдело таращилась им вслед. Телохранители знали свое дело. Значит, что-то случилось. И верно. Спустя несколько минут внизу начали шевелиться. Показались огненные вспышки. Одна за другой. Торок шмыгнула носом. Нужно было что-то делать – иначе все они там внизу погибнут – ведь эльфов в несколько раз больше.
Наемница мотнула головой и направила дракона круто вниз. Она решила бомбить. Одна. Остальным был дан приказ действовать по обстановке.
Дракон стрелой несся вниз, к земле. Торок достала первую бомбу. Ведро было колючим и очень тяжелым. Ничего. Эльфам понравится. Но как определить цель без малейшей корректировки? Торок решила действовать на удачу. Она разглядела площадки под облысевшими кронами. На площадке бодро шевелились человеческие фигурки. Торок примеривалась. Дракон замедлил полет. Они были на высоте ста метров над верхушками деревьев. Эльфийка была почти готова швырнуть ведро вниз, как вдруг с одной из площадок в дракона прицельно ударила струя жидкого пламени. Волосы Торок разметало, она невольно прикрыла глаза, подставив ладонь теплой волне. Дракон вздрогнул. Но не сбился с цели. Огонь был для адского дракона и огненной эльфийки все равно что морской бриз для моряка.
Дракон спикировал и Торок сбросила ведро точно на площадку. Раздался оглушительный взрыв. Эльфийка, обернувшись, увидела осколки деревянной площадки. Ее снесло до самого ствола. Дракон еще плюнул вниз огнем, но это было уже лишним.
Эльфийка поверила в удачу. К тому же она успела разглядеть гоблинов они были на центральных деревьях. Что ж, Даниэль ведь планировал занять господствующую высоту. Она у него. Но надолго ли?
Торок развернула дракона. Она приметила второе дерево. Дракон завис над ним. И вдруг снизу раздался звон металла, как будто распрямилась тугая пластина. Дракон под Торок содрогнулся и встал на дыбы. Эльфийка чудом удержалась. Она оглянулась вниз и увидела баллисты, которые разрядись прямо в бок ее дракону. Из черного тела торчало две баллистных стрелы. Дракон взвился, свечкой пошел вверх. Но снизу, с другой стороны снова лязгнуло. В другой бок дракона веером вонзились три стрелы. Дракон стал заваливаться на спину. Он падал медленно, с ужасающей плавностью и тяжестью. Вниз головой. И Торок, естественно, падала вместе с ним. Она сама не заметила своего крика. Вопль вышел такой обреченный и тоскливый, что она не узнала своего голоса. Дракон умудрялся махать крыльями, стараясь замедлись катастрофически смертельный полет. Он задел брюхом голые ветки деревьев-башен, тяжело махнул одним крылом, его закрутило в воздухе, перевернуло вверх боком, и через секунду огромная черно-красная туша с гулом шлепнулась прямо перед угловыми деревьями-башнями. Их контролировали эльфы. Баллистные расчеты издали победный клич. Дракон издох.
А на драконе, придавленная наполовину тяжелым крылом, лежала эльфийка. Лежала ничком, свесив до земли длинную черную косу. Тонкая белая рука так же безвольно, как коса, свисала вниз. Торок еще дышала. Но оставалось ей по-видимому совсем недолго.
Откуда-то сверху, с центрального дерева раздался запоздалый вопль. Отчаяние было в нем. Одно лишь отчаяние.

* * *
Анджела хлопнула дверью и рухнула на диван.
- Папа, мы должны быть там!!
- Я знаю. Я слышал донесения разведки. Говорят, что десант практически уничтожен. – Малькольм сидел, опершись локтем о стол.
- Дьявол!! Ты видел этих жалких генералишек? – герцогиня металась по комнате, словно бешенных хорек по курятнику, - они же ни черта не стоят. Они должны были поддержать Даниэля еще ночью, когда его солдаты только заняли высоту. А они вместо этого слонялись по лагерю и стонали от скуки. Дурачье.
- Успокойся, Энджи. Мы вытащим их, будь уверена. И Даниэля, и Торок.
- А что это ты так волнуешься из-за нашей дамочки? – герцогиня взглянула на вампира и насмешливо оскалилась, - Бабник!
- Вовсе нет…
- Бабник и есть. – Анджела улыбнулась. – Я думаю, нам стоит пойти туда прямо сейчас.
- Пожалуй… ты права.
Вампиры переглянулись и вышли из комнаты. Им не было нужды долго готовиться к битве – у них не было оружия, доспехов или еще чего-то. Всё всегда было при них.
2-й и 3-й десантно-штурмовые взводы получили приказ действовать по обстоятельствам. Граф Кондор и Герцогиня Штернблад ушли в тень – бесшумные, невидимые они длинными скачками направились к Осто.

* * *
Этот магический удар оказался самым мощным - маги, которых теперь было в два раза больше, вложили в него больше сил, но на этот раз это небыли банальные файерболлы. Было созданно нечто вроде магического пресса, просто выдавившего дверь, и всё её удерживающее на середину площадки - это было мотивированно тем, что в этой атаке важна была скорость, и войны имели возможность приготовившись, расположиться непосредственно возле двери.
Сразу после того, как препятствие было устранено, на площадку разом ступили пять эльфов, держаших в руках щит и копьё. Сделав два шага, они припали на одно колено, и выставили копья. Это должно было отановить гоблинов которые пожелали бы массой ломануться в проход, и завалить его собственными телами. Одновременно в то же мгновение из-за их спин ударили лучники - они били тройками - сменяя друг друга, пока выстрелившие вынимали из колчанов стрелу, после четырёх выстрелов, на площадку выбежали мечники, вооруженные одноручными мечами, и малыми щитами. Атака, благодаря связи меж магами, началась практически одновременно в обоих башнях, и часть мечников сразу попыталась блокировать переход между площадками с той и с другой стороны, лишь половина из тех, перед которыми была поставленна эта задача дошли до него, гоблины, видя безвыходность положения превращались в берсеккеров, но дошедшие теперь жёстко закрепились, и готовы были держать оборону до последнего.
Из дверей выходили всё новые и новые войны. Наконец на площадке появился капитан в руках у которого был его любимый полуторный меч, клинок которого подсвечивался сейчас мягким красным светом рунн, нанесённых на нём, и реагировавших на какую-то очень сильную и древнюю магию. Денорд, чередуя взмахи, раскрутки, прямые и обратные вращения, большими шагами продвигался к краю площадки. Его прикрывали три мечника.
На пути капитана встал огромный, выделявшийся среди общей массы гоблинов, орк. Издав громкий рык, орк шагнул вперёд. Удар справа, слева, верхний, средний, снизу-вверх. В эти удары была вложена неимоверная орочья сила, многолетний опыт отличного бойца, и вся злость и ярость, которой обладал офицер в это мгновение. Руки эльфа, пытавшегося блокировать эти чудовищные удары ныли и стонали, кисти были готовы вывернуться в любой момент, но на стороне тёмного был не менте великий опыт подобных схваток, природная эльфийская ловкость, а также не меньшая ярость и злоба, злоба за каждого убитого война, пытавшегося защитить свой дом. После очередного удара сверху, Тёмный сделал шаг влево, и поднял меч над уровнем плеча, перевернув его остриём вниз. Мощный удар орка вскользь прошёл по клинку, выворачиваяруку эльфа с неимоверной силой, ещёб мсекунда, и он не выдержал бы, но мечь орка был уже внизу, и теперь Тёмному осталось лишь сделать поворот, вправо, и проведя меч за головой для большего размаха, вложив всю возможную силу, он ударил пролетевшего мимо орка по спине.Сталь заскрежетала о сталь, полетели искры, но зачарованный меч сумел таки пробить доспех ордынского офицера, а воин, прикрывавший капитана подставил что-то вроде подножки, и орк, пролетев несколько метров, и сшибив по дороге двых эльфов растянулся на настиле. Разом на него опустились порядка пяти мечей, и вонзилось три стрелы. Издав жуткий рёв, переходящий в стон, Трал дёрнулся, и замер.
Бой на другом дереве тоже подходил к концу, из-за многократного численного перевеса, эльфы довольно быстро одержали верх, но другой офицер, Гром, сумел уложить восьмерых, прежде чем опустился на настил, истыканный стрелами, словно ёж.
Повернувшись назад, Тёмный замер. Перед собой он увидел причину сияния своего меча - три скелета, облачённых в древние, покрывшиеся ржавчиной доспехи, за спиной одного из них обвисали остатки гордого некогда знамени, окружали стаявшего на краю площадки некроманта, в глазах которого Денорд прочёл боль и отчаяние, но страха, нет, страха в них не было.

* * *
Маленькая фигурка в черном замерла у края площадки. Некромант смотрел вниз, на поляну – туда, где упал черно-красный дракон. А за его спиной шла битва. Он мог бы повернуться сейчас и убить их всех. Не разбирая своих и чужих, просто лишить жизни эти рвущиеся к своей цели тела. Но как страшно он клялся когда-то не читать этого заклятия. Клялся кровью своего единственного друга, клялся биением сердец всех детей на свете, клялся солнцем и небом. Клялся не убивать.
Плечи его вздрогнули, когда он услышал рык Трала, а следом за тем – глухой звук тяжелого падения. Голова его опустилась еще ниже, когда рев Грома потряс облысевшие ветви эльфийского дерева.
Слишком мало. Нас. Слишком. Мало. Первая рота погибла полностью. От второй роты осталось три бойца.
Скелеты шевельнулись. Мельком отмахнулись от нескольких стрел, направленных в некроманта. И сделали шаг вперед, - идеально. В таком узком пространстве они будут сохранять жизнь своего Хозяина вечно. Точнее пока не кончатся эльфы. Они будут хранить его даже мертвым, - если он умрет от голода.
Братья-близнецы смотрели по сторонам. Старший, со знаменем, углядел капитана и его меч. Скелеты клацнули челюстями и зашуршали костями. Движения их были очень быстрыми. Послышался скрип и сдавленное сипение – скелеты от души веселились. Скелеты смеялись. Все-таки они остались такими же как и были разухабистыми веселыми воинами – братьями.
Последний штурмовик упал, став похожим на дикобраза с иглами-стрелами в груди. Стало тихо. Ни один из эльфийских воинов не решался напасть на скелетов. Стрелы, пущенные в их сторону, они лениво отбивали. Они переглядывались, пересмеивались своими бесплотными, шершавыми, словно наждачка, голосами.
Даниэль обернулся лицом к затихшей битве и сдвинул черный капюшон. В упор взглянул на капитана. Денорд ожидал увидеть длинного красноглазого костистого лича, черного от недостатка жизненных соков, и перекошенной от злобы рожей.
Вместо этого был почти ребенок. Он был немногим выше пояса скелетам-великанам. Самому Денорду некромант достал бы едва ли до плеча. Огромные густо-синие глаза на бледном лице. В них нет страха. Чего бояться? Скелеты не позволят ему умереть. Не зря он заплатил за них столь жуткую цену Фелорию.
Бледные губы дрогнули, и послышался тихий ровный голос:
- Навоевались? Может быть, теперь поговорим? – он слегка поднял руку, останавливая капитана, который хотел было сказать, что им не о чем говорить.
- Ты потерял слишком много бойцов. Против сотни моих гоблинов. Ты считаешь, это соразмерно? По-моему, это жестоко. Но это война. Это честный бой.
А теперь представь, что начнется сейчас. Если ты отдашь приказ уничтожить меня, тебя потом будут судить, друг мой. Судить за военное преступление. За напрасные жертвы. Тебе не одолеть моих стражей. Ты положишь на этой площадке столько, сколько приведешь, ты завалишь трупами это дерево, но стражи будут стоять. Не тебе даровать им Смерть. Ты слишком живой для этого, как и все остальные, впрочем.
Но я не хочу сейчас скрывать от тебя что-либо. Потому что нет смысла оставлять козыри в рукаве. Ты знаешь, что Некромантия – великая и страшная наука. Даже целители не могут того, что могу я. Даже владеющие Разрушением в совершенстве не могут добиться таких результатов. – Даниэль бросил взгляд вниз, на чернеющую тушу мертвого дракона и вновь окатил живой синевой глаз капитана эльфов. – Я не хочу обманывать тебя. Если ты не пойдешь на мои условия, я убью всех и каждого на этой поляне. Уж ты-то умрешь точно. А прочее не будет иметь для тебя уже ровно никакого значения. И тебя будут судить посмертно. И не знаками отличия наградят твое мертвое тело и печальную душу. Тебя заклеймят позором за то, что ты не одумался вовремя. За то, что ты позволил гордыне превзойти разум. За то, что бросил на верную смерть простых солдат.
То, что ты желаешь получить взамен на жизни твоих бойцов – мою жизнь – не стоит этого, поверь. Что значит одна жизнь проклятого Некроманта против многих и многих жизней твоих братьев, твоих солдат, которые доверяют тебе свои жизни? Моя жизнь ничего не стоит.
Я не враг тебе, эльф. Я был твоим противником, но теперь даже это не серьезное заявление. Мое командование предало меня. Главнокомандующий оставил меня без поддержки в тот момент, когда она могла переломить ход войны. Поэтому единственного, чего я сейчас хочу – это выйти из войны. Я не стану больше сражаться на стороне Орды, потому что Орда предала меня.
Теперь тебе ясен расклад сил, эльф. И если ты умен, как говорят об эльфах, тогда ты примешь правильное решение. Выбирай: либо ты отдаешь приказ убить меня и теряешь еще сотни бойцов. Либо ты отпускаешь меня, и мы больше никогда не встречаемся.

Таким образом я выдвигаю ряд требований.
1) наземный и воздушный коридор до границ эльфийских земель
2) мне нужны все трупы моих воинов. Все 137.
3) Мне нужна эльфийка, которая лежит сейчас возле дракона там, на поляне.

Каков же будет твой положительный ответ? – Даниэль слабо улыбнулся, впервые за всю битву.

* * *
На площадке повисла тишина, нарушаемая лишь звуками, доносящимися с западной стены, звуками идущего там сражения. Тёмный осмотрел повернувшегося некроманта. Чтож, внешность бывает обманчива, и вот сейчас перед эльфом стоял юноша, способный одним заклятием уничтожить всех в округе, а его защищали скелеты - существа, которых отвергла сама Смерть. Да, мечь чувствовал магию, да вот только делать он ничего не мог, не для этого он ковался и зачаровывался. Голос некроманта звучал ровно, а густо-синие глаза способны были очаровать, но капитан помнил, что перед ним стоит тот, кто повинен в смерти сотен его войнов.

- Навоевались? Может быть, теперь поговорим? – он слегка поднял руку, останавливая капитана, который хотел было сказать, что им не о чем говорить.
- Ты потерял слишком много бойцов. Против сотни моих гоблинов. Ты считаешь, это соразмерно? По-моему, это жестоко. Но это война. Это честный бой.

- Да, ты прав, некромант, это война, которую начали не мы. Ты говоришь, что я положу сдесь столько, сколько приведу? А зачем мне их сдесь ложить? Мне достаточно блокировать и окружить тебя, и подождать, пока ты не загнёшся сдесь от голода? Что скажешь, смогут ли твои твари принести тебе чего-нибудь поесть? Или они смогут закрыть тебя от потока магического пламени, изрыгнутого на тебя десятком драконов? Не за награды, или почести сражаюсь я здесь, а за землю свою, не за то, чтоб быть воспетыми в балладах клали свои жизни Перворожденные, а за то, чтоб другие могли жить. Но в одном ты прав - слишком много жертв, слишком много, и твоя жизнь - жизнь проклятого не стоит тех слёз, которые прольют эльфийские женщины по потерянным мужьям. Поверь, требования твои смешны для меня, ты, словно тигр, загнанный в угол требуешь кусок мяса. Ответ мой будет таким - убирайся отсюда, Некромант, ты и так достаточно горя принёс в эти земли. Что до той эльфийки, я не могу отдать то, чем не владею. Забирай её, и убирайся. А вот трупов своих войнов ты не получишь. Помнишь тех своих зверушек, помнишь из чего ты их сотворил? Можешь забрать тела своих офицеров. Эти войны достойны того, чтоб быть похоронеными по всем обычаям их народа, а все остальные будут сожжены на закате, а прах будет развеян по ветру. И ещё одно, не пытайся поднять их, и уджарить мне в спину, иначе поверь, я найду тебя даже за Серыми пределами, и все муки ада покажутся тебе малыми неудобствами. Я сказал своё слово, решение за тобой, Некромант.

* * *
Ворота разлетелись на тысячи мелких щепок. Образовав густое пыльное облако. Вампир влетел первым, за ним три офицера Черного Легиона. А за ними и все остальные. Действуя по заранее отданным приказам демоны полезли на стены деревья. Конница держа боевые строи заняла двор крепости. Вампир заметил фигуру некроманта и эльфа, они по видимому о чем-то беседовали. Не долго думая вампир захотел уловить суть разговора. Он промчался к стене. Слез с лошади, и начал карабкаться вверх. Поднявшись достаточно высоко для того что бы слышать разговор, Саэр решил пока не выдавать своего присутствия.
- И ещё одно, не пытайся поднять их, и ударить мне в спину, иначе поверь, я найду тебя даже за Серыми пределами, и все муки ада покажутся тебе малыми неудобствами. Я сказал своё слово, решение за тобой, Некромант. – сказал эльф. И вампир мощным прыжком оказался у него за спиной. Стальной хваткой Саэр обхватил эльфа чуть ниже груди не давая двигаться и двигать руками. Холодная сталь уже блистала около горла Темного.
- Как вы правы капитан. – голос вампира был холоднее чем лед, глаза источали ненавистью, клыки жаждали крови. Огонь неистово бился в глазах вампира. – Решение не за тобой. И в любом случае вы примите участие в его осуществлении. Хотите запереть нас здесь и сжечь. Вперед, меня точно не сожжете. Но вам еще придется составить нам компанию в заточении.
А тем временем, демоны прорвались к башням, и во всю вели зачистку. Сопротивление подавлялось очень быстро. Демоны вошли в дикий азарт, и казалось не замечали стрел, торчащих в их телах. Наверняка не обошлось без магии старого вампира. Отряды за отрядами поднимались все выше и выше. Сметая на своем пути всех кого встретили. В скоре над Башнями висели штандарты Орды.

* * *
Упырь появился на площадке внезапно, словно тень, метнувшаяся из угла. Он обхватил эльфа сзади и зашипел ему в самое ухо. Но что именно, Даниэль уже не слышал. В голову некроманту ударила кровь, глаза почернели и стали узкими, словно бойницы. Руки сами собой сжались в кулаки.
- Ах ты погань! – Даниэль рванулся вперед с быстротой, что была на грани человеческих возможностей. Упырь был слишком занят своей патетической речью и поэтому не обращал внимания на то, что окружало его. Маленький, но уверенно-тяжелый кулак некроманта апперкотом врезался в челюсть упыря. Тот пошатнулся и, отпустив свою жертву, отступил на шаг. Но его тут же настиг второй кулак мелкорослого некроманта. Даниэль с трудом, только в прыжке достал длинного упыря. Достал с боку, в скулу. Первое замешательство прошло и упырь, мотнув головой, зашипел и сплюнул двумя зубами. Он замахнулся для удара, но два скелета-стража тут же отбросили его на щитах назад, к стволу дерева.
На капитана и его воинов уже никто не обращал внимания.
- Ты гад паршивый, я же просил поддержки!! Я просил твой сраный легион о поддержке!!! Ты где был, ублюдок? Ты где был, я тебя спрашиваю?!! Яйца мял на пристани? Из-за тебя, мразь, легли все мои бойцы. Из-за тебя!!! А-ааАтпусти меня!!
Некромант орал и бесился. Его держал на месте один из скелетов. Двое других оттесняли назад щитами упыря с разбитыми в кровь губами. На досках пола лежал в пыли длинный белый клык.

Вдруг изнутри дерева послышался сдавленный вскрик, дверь с грохотом распахнулась и в борт площадки вонзилось копье, вылетевшее изнутри. На копье были насажены два эльфа. Они дернулись еще пару раз и обмякли. А изнутри послышались голоса. Мужской невероятно низкий:
- Если бы ты не начала орать, нам бы не пришлось их убивать.
И женский, тоже низкий и глубокий, но обладающий премерзкими стервозно-скандальными нотками:
- А если бы ты не наступил мне на ногу, я бы не начала орать.
- Ты на войне, а не на пикнике.
- Без тебя знаю.
- Анджела!
- Папа!!!
- Мерзкая девчонка…

СЦЕНА ТРЕТЬЯ.
Те же и высшие вампиры.

На площадке появились Граф Кондор и герцогиня Штернблад. Граф при виде упыря Блуд-Омена, сдерживаемого телохранителями некроманта, сделал какие-то свои выводы и мгновенно выпустил когти. Граф никогда не страдал офицерским чистоплюйством и не гнушался ударов в спину. Так он поступил и сейчас. Упырь поднялся в воздух, повиснув на когтях Малькольма, проткнувший его со спины в том месте, где у живых бьется сердце. Блуд-Омен пытался вывернуться, но его без лишних раздумий перехватили за ноги и сбросили с площадки на землю. С пятидесятиметровой высоты.
- Прошу прощения за задержку. – граф нарочито вежливо раскланялся.
- Вовремя, - ответил Даниэль. Ярость его улеглась, и теперь об этом припадке напоминал лишь легкий румянец, который довольно забавно смотрелся на вечно бледном лице некроманта.
Скелеты снова заняли свою круговую оборону. Анджела заперла дверь и подперла ее куском баллисты и самой собой.

Даниэль провел рукой по лицу и вновь взглянул на капитана Денорда.
- Простите, мы отвлеклись. Встал вопрос о способностях моих стражей. В некотором роде ты прав. Но на этот случай у меня есть последняя пара офицеров. – некромант махнул ладошкой в сторону вампиров. – Поэтому я не замедлю воспользоваться твоим великодушным предложением и уберусь с поля боя. Только вот в одном ты ошибся. Я не собираюсь оставлять тебе ни одного из своих солдат. Точно так же как не собираюсь их хоронить. Они еще поживут. Еще повоюют. Но только уже не на стороне Орды. Граф, - Даниэль бросил вампиру большую котомку, - отделите руки, как я объяснял вам в порту. И сложите сюда. А вы, капитан стойте на месте. Не думайте пошевелиться, пока граф не закончит.
Вампир не мешкал, и очень скоро котомка была почти полна отрубленными по локоть руками. Последними внутрь легли огромные руки Трала и Грома. Левые. Потому что правые ни за сто не хотели выпускать оружия. Кроме этой котомки на площадке нашлись еще три, под завязку набитые тем же содержимым.
- Теперь все, капитан. – Даниэль с ласковой улыбкой взглянул на окровавленные мешки, полные рубленного мяса. – Теперь все. Мне пора. Анджела, нам придется еще забрать Торок. Она возле мертвого дракона.
Вампирша с большим аппетитом разглядывавшая эльфийского капитана, взглянула на некроманта:
- Мы проходили мимо. Она мертва.
- Тогда не забудь взять ее руку.
- Конечно, генерал. – герцогиня взмахнула длинными когтями.
Малькольм взвалил на плечи все четыре котомки. Даниэль обернулся к капитану:
- Ну что же вы, капитан? Отдайте своим войскам команду – иначе там внутри Анджела всех порвет.
Денорд вздохнул. Ему очень хотелось сейчас всадить десяток стрел во что-нибудь или в кого-нибудь, но за его спиной стояли его люди. И принципиальность могла бы очень дорого обойтись.
Денорд подошел к дереву и крикнул на эльфийском, чтобы бойцы не мешали тем, кто будет спускаться с площадки.
Малькольм неопределенно хмыкнул, и весь отряд вдруг исчез: оба вампира, некромант и три скелета. Чуткий слух Денорда однако различил легкие шаги некроманта и поскрипывание костей скелетов. Они только что прошли мимо и скрылись в башне.

Минутой позже на поле боя появилась прямо из воздуха молоденькая вампирша. Она подскочила к черной драконьей туше и, подняв тонкую руку мертвой наездницы, полоснула когтями по суставу. Вместе со своей добычей вампирша снова исчезла.

Отряд шел пешком к Порту. В суматохе боя никто не обращал внимания на приминавшиеся травинки и тихие шаги. Грохота и шума вокруг было довольно.

А в небе над Осто тоже произошли изменения. Драколич, который все это время, словно заведенный, кружился над крепостью, вдруг изменил курс и медленно полетел над дорогой к Порту. Лишь немногие знали, что Драколич чувствует своего Хозяина и всегда следует за ним по пятам. Глядя на костяного дракона, кружащий в небе транспорт, так и не сбросивший свой смертельный груз, тоже двинулся к Порту.
Некромант Даниэль уходил с поля битвы, унося в четырех котомках то, что осталось от двух элитных десантно-штурмовых рот. От почти полутора сотен веселых молодых ребят. Он уносил их, помня каждого. Он нес их с такой самоотверженностью и чувством долга, с каким они несколько часов назад умирали за него самого. Он не бросил бы их даже если бы небо стало рушиться на землю. Потому что знал – их жизнь еще не окончена. И она в его руках.

* * *
Отряд Даниэля почти без приключений добрался до Порта. Лишь в одном месте некромант вздрогнул от неожиданности – один из скелетов поднял его на руки и пронес несколько метров, после чего опустил Хозяина на землю. Малькольм и Анджела гигантским прыжком перескочили тот же участок дороги.
- В чем дело? – Даниэль оглянулся назад.
- Ловушки чертовы, мой генерал. – Анджела была как никогда лаконична.
И путь продолжился. Через некоторое время они подошли к строящимся укреплениям. Малькольм снял завесу тени, и все шестеро проявились прямо перед орками-стражами. Солдаты от неожиданности шарахнулись назад, выставив вперед копья, но тут же узнали пришедших и опустили оружие. И вовремя.
- Здравия желаю, товарищ генерал.
Даниэль жестом разогнал орков с дороги, и весь отряд некроманта вошел в крепость. Почти все орки и гоблины, что были сейчас в Порту, стеклись в одно место. В этот момент приземлились виверны, и 2-й и 3-й взводы десантников в полном составе окружили своего генерала. Весь гарнизон Орды с ужасом наблюдал, как восемь десантников вытряхивают из четырех котомок кровавые обрубки штурмовиков. Это было отвратительное зрелище. Сведенные судорогой пальцы, раздробленные кисти, одно сплошное месиво. Гоблины раскладывали отрубленные руки на земле, довольно далеко друг от друга. Руки Трала и Грома положили отдельно, ближе всех к некроманту. Здесь же лежала и тоненькая белая женская ручка с длинными пальцами и голубыми жилками на запястье.

Даниэль закрыл глаза. Воздух вокруг потемнел и начал сгущаться. Некромант читал заклятье и голос его в этот момент был страшнее, чем все кровавые обрубки на свете. Жесткие, резкие и шипящие сочетания, - эти звуки заставляли душу сжиматься в страхе перед неведомым и темным, что на миг показало краешек своего уха в этот мир. Шелест и шепот тоскующих душ, придыхание раненных и хрипы умирающих – все это было в заклятии, что способно было воскресить любое существо по одной лишь части его тела.
Тьма укрыла землю и лежащие на ней руки. Даниэль произносил последние слова заклятия. Ладони его были простерты над останками его штурмовиков. Он Воскрешал Союзников.
Вдруг стоявшие поодаль орки увидели в сгустившейся тьме крошечные огоньки света. Они беспорядочно роились, кружились в странном танце. Орки не отрывали взгляда от огоньков. А они вдруг разбились на равные промежутки, зависнув над разложенными на земле руками. И через миг ринулись вниз, к земле.

В тот же момент в Осто с абсолютно невероятной скоростью в считанные секунды сгнили тела всех погибших гоблинов-штурмовиков. Кожа, плоть, затем и кости – все превратилось в прах и разнеслось ветром.

Тьма над Портом рассеялась. Сто тридцать восемь глоток судорожно вдохнули воздух. Абсолютно обнаженные штурмовики поднимались с земли, протирали глаза, откашливались и осторожно ощупывая те места на теле, ранения которых стали причиной смерти. Анджела тут же укутала поднявшуюся Торок одеялом.
- Что за хренотня? – эльфийка пошатывалась и оглядывалась вокруг с совершенно безумными глазами.
- Ты жива, дорогая. Все в порядке. – вампирша с поразительной для нее заботой взяла эльфийку под руку и повела ее в штаб. – Наденешь мою одежду.
Остальные голозадые бойцы разбились на взводы и набыченно уставились на стоящих поодаль орков и гоблинов гарнизона. 2-й и 3-й взводы тоже не мешкали.
- Всем одеться и вооружиться. – приказ некроманта был краток и ясен.
Пока штурмовики раздевали гоблинов-рабочих и одевались, с тоской вспоминая те несколько часов, которые им пришлось потаскать эльфийские шмотки, вооруженные 2-й и 3-й взводы разоружали охранную сотню орков.
После увиденного воскрешения орки совершенно не противились десантникам, к тому же граф подлил масла в огонь, рявкнув на заартачившегося было сотника:
- Приказ главнокомандующего Нагаша выполнять без промедления!! Или сам хочешь туда? Только вот тебя, козла, воскрешать никто не будет.
Сотник тут же сдался. Орков разоружили. Раздали оружие штурмовикам. Недостающее родили в других местах гарнизона.
Тем временем Даниэль отправился в порт и приказал готовить один из кораблей. Все тот же «приказ главнокомандующего» действовал безотказно. Некроманту не нужен был большой корабль. Главное, чтобы все уместились. Он жалел об одном – что Могарус успел забрать пять свежих виверн. Подкрепление не помешало бы. Но черт с ним.
Через 5 минут, когда штурмовики были одеты, вооружены, когда все коптерки были очищены от личных вещей, и каждый гоблин стоял, готовый к походу, с вещевым мешком за плечами, когда даже Кеша-повар собрал свои пожитки, из штаба вышли Анджела и Торок. На вампирше было невероятно красивое и дорогое черно-красное платье. Торок оделась в то, что было на Анджеле до этого – штаны, сапоги, белая рубашка и черный короткий сюртучок.
- Прекрасно выглядите, леди, - граф не посмел пропустить повод для комплимента.
Обе девушки пренебрежительно фыркнули, но улыбнулись. Штурмовики быстро загружались на корабль. Последними зашли Трал и Гром. На берегу остались восемь пилотов транспорта и Даниэль. Гоблины вскарабкались на драконов, и подняли летучих тварей, все еще нагруженных ведерными бомбами, в воздух. Корабль отплыл. Даниэль стоял на берегу. Рядом переступал с ноги на ногу Драколич. Тут же стояли скелеты-близнецы. Некромант хотел убедиться, что все идет по плану.
Корабль отплыл уже очень далеко, драконы кружили в голубой вышине неба. Даниэль кивнул и решил, что пора. Он влез на шею Драколичу. Телохранители тут же оказались у него за спиной. Костяной дракон начал разбег, пару раз подпрыгнул, тяжело взмахнул крыльями и оторвался от земли. Даниэль со своей армией направлялся в земли Гондора.

@музыка: Прокофьев - Танец рыцарей

@темы: эльфы, фанфик, орки, некромантия, магия, гоблины, вампиры, Торок, Малькольм, Даниэль

URL
   

Enriel-book

главная